?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Диагностировать наличие проблемы целеполагания в зеленом движении, а именно – тотального непонимания, что за цели мы можем реально ставить перед собой, мы может по двум показателям…

1-YKpOBYICjpdEXLddniA55A

Первый показатель —  осознание отсутствия ресурсов для решения экологических проблем как на уровне отдельных регионов, так и страны в целом (например, для реконструкции только коммунальных очистных сооружений, пришедших в негодность, в Ленинградской области требуется сумма, равная годовому бюджету, в Карелии – трем годовым бюджетам, в Псковской области – пяти годовым бюджетам, и так далее).

Второй — осознание исчерпанности мира, отсутствие веры в позитивное решение проблем современности, понимание, что будущая катастрофа и разрушение цивилизации неминуемы (что, кстати, отлично иллюстрируется содержанием фантастической литературы последнего десятилетия, практически целиком состоящей из книг, либо описывающих постапокалиптический мир, либо – оценивающих фантастическое вмешательство в точки бифуркации исторического процесса). Давно уже никто не создает литературу о «светлом будущем» — потому что зная и понимая настоящее, невозможно создать правдоподобный оптимистичный образ грядущего.

Если в 70-х годах после появления первых работ «Римского Клуба» осознание скорой и неминуемой катастрофы, следующей из развития потребления человечества за пределы возможности биосферы, было уделом интеллектуальной элиты; сейчас эта идея «овладела массами» и вызвала в определенной степени истерическую реакцию. Значительное число людей совершает бессмысленные с глобальной точки зрения действия, пытаясь тем самым если не «спасти планету», то хотя бы утихомирить свою совесть и обрести внутреннюю гармонию.

Классические цели зеленого движения, сложившиеся в 70-е годы 20 века, направленные на консервацию нетронутых уголков природы и на уменьшение потребления путем возвышения потребностей, замены потребностей физических потребностями духовными, для удовлетворения которых не нужно много материальных ресурсов, натолкнулись на продолжающийся рост народонаселения на планете, хотя и сопровождающийся уменьшением роста рождаемости, даже в странах «третьего мира». Таким образом, уменьшения потребления ресурсов биосферы не происходит, а разрушение природных комплексов продолжает нарастать, что в конечном итоге выражается во все большем количестве людей, живущих в непригодных для жизни условиях, употребляющих некачественную пищу и загрязненную воду, страдающих от болезней и рождающих детей с врожденными патологиями.

Настала пора скорректировать цели зеленого движения, не теряя из вида единую общую цель – уменьшение потребления природных ресурсов, но при этом учитывая приток к зеленым совершенно не понимающих корни экологических проблем, но тем не менее желающих принять участие в охране природы масс населения, сопоставимых с 2-3% от общей численности населения в стране.


  1. «Алармизм – допустим ли такой метод воздействия на общество?»

С одной стороны алармистские статьи хорошо пуликуются в прессе, и вообще, чтобы активизировать массы, легче всего их испугать. С другой стороны, рано или поздно все алармистские тезисы разоблачаются учеными и таким образом рождается недоверие к зеленой пропаганде…


  1. «Экологический кризис – его причины социальные или биологические?»

Среди экоактивистов укоренилось мнение, что экологический кризис появился вместе с индустриальным обществом и причины его – социальны. Из этого следует, что возможно создать такое социальное устройство, которе уничтожило бы сами предпосылки экологического кризиса; что есть некоторые социальные силы, с которыми надо бороться, дабы «спасти Землю»; что борьба за охрану среды есть социальное, а не научно-техническое действие… На самом деле нет ни единой социальной формации, которая бы не страдала от кризисных явлений в экологии места обитания. От экологического кризиса вымерло 90% первобытных людей во времена «неолитической земледельческой революции», погибли несколько древних цивилизаций, нерациональное природопользование послужило причиной гибели кочевых империй… Сукцессионный цикл в лесу есть мини-модель экологического кризиса, при котором каждый живой организм в результате жизнедеятельности меняет вокруг себя среду, изымая из нее часть веществ и насыщая ее продуктами метаболизма. При более или менее длительном существовании популяций они меняют свое окружение в неблагоприятную сторону и в результате оказываются вытесненными популяциями других видов, для которых вызванные преобразования среды оказываются экологически выгодными – это касается, в частности, и этносов также. Экологический кризис имеет биологические причины, возник задолго до появления человека и поддерживается не отдельными неправильными поступками отдельных представителей социальных групп, а всем человечеством, являющимся потребителем природных ресурсов.


  1. «Задачи общественных природоохранных организаций»

Действовать в интересах природы или защищать право населения на участие в эксплуатации природных ресурсов? Если действовать в интересах природы – то нужно сосредотачивать усилия на создании ограничений всех типов для использования природы населением. Создавать заповедники, ограничивать посещение лесов путем направления туристских потоков в специально отведенные для посещения места – то есть строить разнообразные заборы. Успешно в этом направлении действует международная экологическая организация «Сьерра клаб», скупающая территории, нуждающиеся в охране, объявляющая их частной собственностью и попросту огораживающая их от проникновения потенциальных двуногих вредителей. В нашей стране законы нацелены (пока) на защиту права масс населения на эксплуатацию природы — с последующей её порчей, разумеется. Отсюда возникновение совершенно антиэкологических движений типа «Открытый берег», нацеленных на осуществление права людей использовать природу. Понятно, что охрана природы подразумевает защиту природы от людей, а не осуществление к ней открытого доступа. Так вместо борьбы за обустройство платных мест массового отдыха, где никому не было бы тесно, мы получаем политическое движение, мимикрирующееся под «зеленых», сеящее социальную рознь и оправдывающее антисоциальные поступки типа ломания чужих заборов.


  1. «Противоречия в экологическом образовании»

Догматическое понимание идеи Альберта Швейцера о «благоговении перед жизнью» было средней массой средних учителей средней школы сведено к простой формуле – «убивать плохо, спасать жизнь – хорошо». Таким образом, остался за гранью образования и, следовательно, разъяснения детям, тот факт, что человечество существует лишь за счет постоянного убийства миллиардов живых существ – животных и растений. В мозгу у людей с детства закладывается стереотип – рубить деревья – плохо, сажать деревья — хорошо. Любой человек с топором – враг природы. Отсутствует понимание того, что лес – то же поле, деревья там для того и посажены, чтобы их затем убрать, как колосья в поле. В экологическом образовании отсутствует понимание взаимосвязи жизни и смерти, понимание изначальной аморальности человеческого существования. И если ранее это как-то возмещалось религиозным образованием и обучением понятия о первородном грехе и закономерности гибели человечества в Апокалипсисе, то теперь об этом ни детям, ни взрослым не рассказывается. Между тем, не поняв причины экологического кризиса, невозможно представить цели для зеленых организаций.


  1. «Целевая группа зеленых организаций»

Для кого мы работаем? Для природы. Но есть ли в обществе социальные группы, заинтересованные в том, чтобы давление на природу было бы ограничено? Не идейно, а финансово заинтересованные, чье благополучие напрямую бы зависило от состояния окружающей среды? Это, вероятно, в первую очередь те, кто использует природу в рекреационных целях – владельцы санаториев, турбаз, и так далее… Затем – лесозаготовители, охотники и рыболовы… Но это – никак не большинство общества, по прежнему остающееся врагом природы в силу своего желания это природу эксплуатировать и в основном не защищающее природу, а оппонирующее тем слоям населения, у которых эта эксплуатация получается лучше. Так ли это?


  1. «Что можно сделать, имея ограниченные ресурсы»

Обычно общественные организации лоббируют интересы своей целевой группы, защищают её перед государственным аппаратом, требуют решения проблем на бюджетные деньги. В случае с инвалидами и ветеранами войны это правильное целеполагание, так как интересы целевой группы, да и она сама – ограничены в числовом выражении. В случае с охраной природы это не так, ведь проблемы охраны природы по мере развития на неё антропогенного давления только усугубляются, а соответственно средств на их решение будет требоваться всё больше и больше. Какова же задача – минимум у общественных экологических организаций? Поддержка предприятий и общественных инициатив, несущих в себе элементы будущей системы устойчивого развития? (Например, системы полной переработки всех видов отходов?) Но это – задача для немногих профессионалов. В чем же может тогда быть миссия массовых экологических движений?


  1. «Экоактивизм» — зло или благо?»

Экоактивизм – всякие надписи на заборах, захваты нефтяных платформ, митинги и шествия, кидание тортами — действительно, не преступление. Но в отношении общественной морали – это много хуже, чем преступление. Это размывание границ допустимого. Кинуть тортом, испортить исторический памятник рисунком, разбить стекло в «антиэкологическом» офисе, взломать чужой почтовый сервер, оклеветать, возбудить «общественное мнение»… Везде в действиях «экоактивистов» присутствует аморальность. Они не могут служить примером нравственности – и, понимая это, оправдывают себя тем, что находятся на войне, что борятся с врагом, убивающим миллионы жизней… Надо ли говорить, что все это подробно рассмотрел в своем великом романе «Бесы» Федор Михайлович Достоевский!

К мягкой форме экоактивизма относят и самостоятельные действия по защите окружающей среды. К сожалению, они, правильные по сути, грешат неполнотой и незавершенностью, что зачастую лишает их смысла. Борьба с браконьерами для общественных инспекторов охраны природы невозможна, так-как отсутствует право задержания браконьера, составления протокола, конфискация оружия и незаконно добытой продукции, препровождение браконьера в полицию… Остается – просто сигнализировать в государственные органы, что может сделать любой человек, не обязательно инспектор. Соответственно, и ответственность заявитель не несёт, что открывает лазейку для организации саботажа в интересах, например, конкурентов – отечественных или зарубежных.

Раздельный сбор твердых комунальных отходов безусловно полезен, так как облегчает их переработку. Но если при этом не происходит уменьшения потребления первичных ресурсов, то это оборачивается просто дополнительным поступлением ресурсов в хозяйство страны. Точно так же экономия электроэнергии обществом не имеет смысла без контроля за тем, будет ли пропорционально уменьшено производство электроэнергии или государство найдет применение сэкономленным энергоресурсам без согласования с теми, кто их сэкономил.

Уборка мусора на природе силами добровольцев без объявления впоследствии убранных территорий закрытыми для свободного посещения и создания на их месте платных рекреационных зон также не имеет смысла – на чистое место приедет еще больше «пикничников» и мусора будет в итоге больше, а не меньше…

В чем и где может быть использована общественная активность, чтобы не оказаться смешной, наивной и нелепой?

Понятно, что здесь мы в основном просто ставим вопросы.

Юрий Шевчук, Зеленый Крест

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner