?

Log in

No account? Create an account

В течение последнего десятилетия журналисты подавали переход Германии на возобновляемые источники энергии — так называемый Energiewende — в качестве экологической модели для всего мира

https___blogs-images.forbes.com_michaelshellenberger_files_2019_05_Der_Spiegel_19_2019__Murks_in_Germany_-e1557129149572

«Многие бедные страны, когда-то намеревавшиеся построить электростанции, работающие на угле, для обеспечения электричеством своих граждан, обсуждают, могут ли они перепрыгнуть через ископаемую эпоху и сразу построить чистые сети» благодаря Energiewende, писал репортер New York Times в 2014 году.

Под влиянием Германии ООН и Всемирный банк вложили миллиарды в возобновляемые источники энергии, использующие силу ветра, солнечную и гидроэнергию в развивающихся странах, таких как Кения.

Но затем, в прошлом году, Германия была вынуждена признать, что ей пришлось отложить отказ от угля и не выполнить свои обязательства по сокращению выбросов парниковых газов в 2020 году. Она объявила о планах снести древнюю церковь и свести лес, чтобы добыть уголь под ними.

После того, как инвесторы и защитники возобновляемых источников энергии, включая Эла Гора и Гринпис, раскритиковали Германию, журналисты встали на защиту страны. «Германия не достигла своих целей по выбросам отчасти потому, что ее цели были слишком амбициозными», — заявила одна из них прошлым летом. «Если бы остальной мир приложил лишь половину усилий Германии, будущее для нашей планеты выглядело бы менее безрадостным, — написала она. — Так что, Германия, не сдавайся. И — спасибо тебе».

Но Германия не просто не достигла своих климатических целей. Её выбросы остаются неизменными с 2009 года.

И вот в крупнейшем в стране еженедельном журнале Der Spiegel выходит большая статья под названием «В Германии мрак» («Murks in Germany»). На обложке журнала изображены разбитые ветряные турбины и недостроенные опоры линий электропередач на фоне темного силуэта Берлина.

«Energiewende — крупнейший политический проект со времени воссоединения — грозит потерпеть неудачу», — пишут Фрэнк Дохмен, Александр Юнг, Стефан Шульц, Джеральд Трауфеттер из Der Spiegel в своей статье из 5700 слов.

Только за последние пять лет Energiewende обходился Германии в 32 миллиарда евро (36 миллиардов долларов) в год, а в сельской местности Германии растет противодействие возобновляемым источникам энергии.

«Политики боятся сопротивления граждан, — сообщает Der Spiegel. — Едва ли существует проект ветроэнергетики, вокруг которого не идёт борьба».

В ответ политики иногда приказывают «прокладывать электрические линии под землей, но это во много раз дороже и продлится на годы дольше».

В результате развертывание возобновляемых источников энергии и связанных с ними линий электропередач быстро замедляется. В 2018 году было установлено менее половины ветряных турбин (743) по сравнению с 2017 годом, а в 2017 году было добавлено всего 30 километров новой трансмиссии.

Сторонники солнечной и ветряной энергетики утверждают, что более дешевые солнечные батареи и ветряные турбины сделают будущий рост использования возобновляемых источников энергии более дешевым, чем прошлый, но есть основания полагать, что скорее случится обратное.

Der Spiegel ссылается на недавнюю оценку, согласно которой увеличение солнечной и ветровой энергии в три-пять раз к 2050 году обойдётся Германии в «3,4 трлн евро (3,8 трлн долларов)», или в семь раз больше, чем было потрачено с 2000 по 2025 год.

В период с 2000 по 2019 год Германия увеличила производство возобновляемой энергии с 7 до 35% от своей генерации электроэнергии. И столько же возобновляемого электричества в Германии поступает от выработки его из биомассы, которая, по мнению ученых, загрязняет и ухудшает окружающую среду, как от солнечной энергии.

Из 7700 новых километров линий электропередач построены только 8%, в то время как крупномасштабное хранение электроэнергии остается неэффективным и дорогим. «Большая часть используемой энергии теряется, — отмечают репортеры проекта с большим количеством рекламы водорода, — и эффективность ниже 40%… Из этого невозможно разработать жизнеспособную бизнес-модель».

Между тем 20-летние субсидии, предоставляемые ветряной, солнечной энергии и биогазу с 2000 года, начнут заканчиваться в следующем году. «Бум ветроэнергетики закончился», — заключает Der Spiegel.

Все это поднимает вопрос: если возобновляемые источники энергии не могут обеспечить дешёвой энергией Германию — одну из самых богатых и технологически развитых стран в мире, как такая развивающаяся страна, как Кения, может ожидать, что они позволят ей «перепрыгнуть» из века ископаемого топлива сразу в эпоху «чистого»?

Самый ранняя и самая сложная идея 20-го века о возобновляемых источниках энергии принадлежит немцу Мартину Хайдеггеру, которого многие считают самым выдающимся философом 20-го века.

В своем эссе 1954 года «Вопрос о технологии» Хайдеггер осудил взгляд на природу как на простой ресурс для потребления человеком. Использование «современных технологий», писал он, «предъявляет к природе необоснованный спрос на то, что она поставляет энергию, которая может быть извлечена и сохранена как таковая… Сейчас воздух нацелен на добычу азота, земля — на добычу руды, руда — на добычу урана… чтобы дать нам атомную энергию».

Решение, утверждал Хайдеггер, состояло в том, чтобы спровоцировать человеческое общество и его экономику на ненадежные потоки энергии. Он даже осудил гидроэлектростанции за то, что они доминировали в природной среде, и похвалил ветряные мельницы, потому что они «не открывают энергию для ее хранения».

Это были не просто эстетические предпочтения. Ветряные мельницы традиционно были полезны для фермеров, в то время как большие плотины позволили бедным аграрным обществам развиваться.

В США взгляды Хайдеггера были подхвачены сторонниками возобновляемой энергии. Барри Коммонер в 1969 году утверждал, что необходим переход к возобновляемым источникам энергии, чтобы привести современную цивилизацию «в гармонию с экосферой».

Целью возобновляемых источников энергии было превращение современных индустриальных обществ в аграрные, утверждал Мюррей Букчин в своей книге 1962 года «Наша синтетическая среда».

Букчин признал, что его предложение «вызывает в воображении образ культурной изоляции и социального застоя, путешествия назад в историю к аграрным обществам средневекового и древнего миров».

Но затем, начиная примерно с 2000 года, возобновляемые источники энергии начали приобретать высокотехнологичный блеск. Правительства и частные инвесторы вложили 2 триллиона долларов в солнечную и ветряную энергетику и связанную с ними инфраструктуру, создавая впечатление, что возобновляемые источники энергии выгодны и без всяких субсидий.

Такие предприниматели, как Элон Маск, заявили, что богатая, высокоэнергетическая цивилизация может питаться от дешевых солнечных батарей и электромобилей.

Журналисты, затаив дыхание, сообщали о снижении стоимости батарей, представив себе переломный момент, когда обычные электроэнергетические компании будут «низвержены».

Но никакие масштабы маркетинговых уловок не способны изменить никудышную физику ресурсоёмких и землеёмких возобновляемых источников энергии. Солнечные фермы занимают в 450 раз больше земли, чем атомные электростанции, а ветряные фермы занимают в 700 раз больше земли, чем скважины, работающие на природном газе, чтобы производить такое же количество энергии.

Усилия по экспорту Energiewende в развивающиеся страны могут оказаться еще более разрушительными.

Новая ветряная электростанция в Кении, вдохновленная и финансируемая Германией и другими доброжелательными западными странами, расположена на главном пути перелетных птиц. Ученые говорят, что это убьет сотни находящихся под угрозой исчезновения орлов.

«Это одно из трех худших мест для ветропарка, которое я видел в Африке с точки зрения его способности убивать птиц, находящихся под угрозой исчезновения», — объяснил биолог.

В ответ разработчики ветропарка сделали то, что европейцы уже давно делают в Африке, а именно наняли организации, которые якобы представляют обреченных орлов и общины, чтобы сотрудничать, а не бороться с проектом.

Кения не сможет «перепрыгнуть» век ископаемого топлива с помощью ветряной электростанции. Напротив, вся эта ненадежная энергия ветра может повысить цену на электроэнергию и сделать и так медленный выход Кении из нищеты еще более медленным.

Хайдеггер, как и большая часть движения за сохранение природы, вознавидел бы то, чем стал Energiewende: оправдание уничтожения природных ландшафтов и местных сообществ.

Оппозиция возобновляемым источникам исходит от народов страны, которых Хайдеггер считал более подлинными и «приземлёнными», чем городские космополитические элиты, которые фетишируют свои солнечные крыши и штучки от компании «Тесла» как признаки добродетели.

Немцы, которые к 2025 году потратят 580 миллиардов долларов на возобновляемые источники энергии и связанную с ними инфраструктуру, очень гордятся Energiewende. «Это наш подарок миру», — сказал The Times защитник возобновляемых источников энергии.

К сожалению, многие немцы, похоже, полагали, что миллиарды, которые они потратили на возобновляемые источники энергии, окупятся. «Немцы тогда, наконец, почувствуют, что они превратились из разрушителей мира в 20-м веке в спасителей мира в 21-м», — отметил репортер.

Многие немцы, как и Der Spiegel, утверждают, что переход на возобновляемую энергию был просто «неудачным», но это не так. Переход к возобновляемым источникам был обречен, потому что современные люди индустриального мира, какими бы романтичными они ни были, не хотят возвращаться к образу жизни своих пращуров.

Причина, по которой возобновляемые источники энергии не могут привести в движение современную цивилизацию, заключается в том, что они никогда не предназначались для этого. Один интересный вопрос — почему кто-то когда-то подумал, что могут.

Майкл ШЕЛЛЕНБЕРГЕР (Michael Shellenberger)

В последнее время сверхактуальной проблемой для России становится мусор. Люди задаются вопросом, что с ним делать и как эту проблему решить. Говорят о раздельном сборе мусора, ссылаются на зарубежный опыт и кажется, дальше слов дело не идёт. Между тем, в нашей стране есть те, кто доказывает, что при желании мы можем не только уступать, но и превосходить зарубежные технологии переработки мусорных отходов. Представляем вам редкого человека, бросившего вызов мусорной проблеме, директора орловского мусороперерабатывающего завода «Эко-Сити» — Юрия Алексеевича Парахина.

NP7HUa5Fe4k

РАЗРЫВ ШАБЛОНА

Как же всё устроено на этом «Эко-Сити» и почему он такой уникальный?

Всё – от первого, до последнего винта на заводе – сделано головастыми и рукастыми орловскими технарями, без всяких западных технологий, исключительно на основе собственных запатентованных изобретений. Только у гендиректора Юрия Парахина их семь штук. Парахин в «мусорной» теме с 1994 года, кандидат технических наук, член-корреспондент международной академии экологии и просто фанатик, зацикленный на спасении природы от непутёвого человечества. Поставил свои перерабатывающие линии везде, куда его пустили, – например, в Белгороде и Дагестане. Не оставляет надежды, что в том же духе образумится вся страна.

Все отходы перерабатываются на 100%, из них получаются 30 видов полезного сырья и альтернативная теплоэнергия, способная бесплатно отапливать 45 гектаров теплиц или 27 000 квартир небольшого города типа Мценска. Отбросов нет, в дело идут даже никуда негодные ветки и уличный смет – из них на заводе делают технический компост для рекультивации свалок. «Всеядные» орловские технологии образование свалок не допускают в принципе, «бесполигонное обращение с отходами» – это как раз и есть суть изобретений, позволяющая назвать их уникальными.

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗАВОДУ

Фрагмент интервью, данного Юрием Алексеевичем за 1,5 года до окончания строительства завода, который показывает, насколько тяжело в нашей стране приживаются новые технологии:

— Вы говорите, что продолжаете строить завод, как сейчас обстоят дела у вашего предприятия?

— В прошлом году мы начали оттачивать техпроцесс. Понизили тариф на приём отходов. И тут на нас конкуренты написали кучу жалоб. Сразу же к нам пришли проверки. За три месяца было 14 проверок! Все результаты этих проверок мы оспаривали в судах и суды выиграли. Нам сказали: ну да, извините, ошибочка вышла. А в итоге нам не продлили разрешение на строительство, мы потеряли крупного инвестора и 70 миллионов рублей. Сейчас опять приходится брать кредиты, влезать в долги. В любом случае мы будем делать все в соответствии с законом и будем запускать завод.

— Несмотря на прессинг?

— А у меня другого варианта нет. Я положил на это свою жизнь, я уверен в этом проекте. Я не взял ни копейки денег у государства. И даже в этих боевых условиях, когда меня блокировали, поджигали, били, я прошёл более 50 судов, но я продолжаю строить и всё равно дострою этот объект. Я его запущу. Чтобы показать: мусор можно перерабатывать цивилизованно, такие технологии есть. И завод этот — уникальный. Не потому что он мой, а потому что даёт самые лучшие показатели в Российской Федерации. К тому же здесь полностью задействовано российское оборудование. Так что запускать его будем обязательно.

Игорь ФИЛИППОВ

Ежегодно только Ташкент производит более 600 тысяч тонн бытовых отходов. Каждый день — 1600-2000 тонн. А вы задумывались, куда в итоге попадает мусор?

1485255_original

Процесс по сбору и вывозу ТБО (твердых бытовых отходов) проходит в три этапа. На первом они накапливаются в точках по сбору бытовых отходов — привычные «мусорки» внутри кварталов и махаллей. Затем машины «Махсустранс» собирают их и везут на перегрузочные станции.В столице их три: Яшнабадская, Яккасарайская, Юнусабадская. Тут мусор сортируют — отбирают пластик, картон, стекло — остальное прессуют в огромные «бочки» вместимостью 16 тонн каждая и… сваливают на Ахангаранский мусорный полигон.

В 1966 году это был 20-метровый котлован, который впоследствии разросся и стал занимать 59 гектаров. Корреспондент редакции «ПВ» побывал там.

Надо отметить, что вначале заехали в районный хокимият Ахангарана, но руководства на месте не оказалось.

Свалка находится в тридцати километрах от города. Пока ехали, о нас уже доложили начальству. За это время работники успели прибраться на территории офиса, полить дорожки. Но разве скроешь за этим накопившиеся проблемы?

Однако по порядку. Начальник Ахангаранского полигона Абдусабид Нишанбаев по нашей просьбе устроил экскурсию по территории.

Нагромождения мусора, местами воспламеняющиеся, источают жуткий запах, вызывающий тошноту. Это метан, образующийся из-за химического разложения отходов. Он-то и возгорается. Нам объяснили, что пожары «организуют» битые стекла, собирающие солнечные лучи подобно линзе.

Между тем десятки рабочих, сортирующих мусор — даже не в масках, а просто закрывают лица платками, некоторые, впрочем, и без них.

Врач-токсиколог Республиканского научного центра экстренной медицинской помощи кандидат медицинских наук Амир СТОПНИЦКИЙ комментирует ситуацию:

— Во время гниения органических остатков в основном образуются метан и сероводород. При постоянном нахождении в условиях с высоким содержанием метана в воздухе у человека могут появиться симптомы, как при отравлении угарным газом. Наблюдаются обострение и воспаление дыхательных путей, головная боль, тошнота. Но еще более опасен сероводород, особенно когда он накапливается в больших концентрациях в нижних пластах мусора. И если кто-то начинает разгребать эти завалы, сероводород выбрасывается на поверхность и может вызвать смертельное отравление. Даже если работать в среде с низким содержанием этого вещества, газ способен вызвать энцефалопатию, хронический и обструктивный бронхит — вплоть до бронхиальной астмы. При длительном нахождении в условиях выделения сероводорода есть вероятность наступления токсического гепатита (поражение печени).

Здоровьем рабочих на подобных полигонах обязаны заниматься профпатологи, которые оценивают влияние газов на население в округе. Санэпидемстанция должна постоянно проводить мониторинг этих участков. Что касается масок, то эта защита слабая. Молекулы сероводорода и метана все равно проникнут в организм.

Делаем выводы: здесь нарушены правила безопасности, касающиеся здоровья людей и окружающей среды. А еще и как жарко!

Рабочие трудятся в этом парнике по 12-16 часов в сутки. Пытались поговорить с несколькими из них. Отвечали неохотно, просили не называть их фамилии. Картина вырисовывалась ясная: если человек не согласится с такими условиями труда, его попросту уволят. А это потеря заработка, для многих единственного…

Современные технологии предполагают покрытие дна котлована свалки несколькими специальными слоями, включая водонепроницаемые геомембраны, геотекстиль, щебень… Кроме того, рядом должны находиться насосная и очистная станции. Ничего из этого в прошлом не сделали, и все нечистоты уходили в грунтовые воды. Можно представить, какого качества воду люди получали в отдельных источниках. А отравление атмосферы вокруг? В соседних поселениях, по рассказам, многие страдают от удушья, бронхиальной астмы и других заболеваний.

Выбросы газа можно было сократить путем рекультивации — засыпания мусора слоями земли (принцип слоеного пирога). Предполагалось также, что здесь будут пробурены скважины и подключены насосы, которые должны выкачивать из глубины метан и сжигать его. Этот процесс еще называется дегазацией. Шаги в направлении предпринимались, но система не работает.

Утром и вечером, когда безветренная погода, над всей территорией полигона и соседними селами нависает газовый смог. О его ядовитости можно судить хотя бы по тому, что на ближайших полях нет насекомых, птиц, никакой другой живности.

Водители бульдозеров и тракторов больше всего подвергаются опасности заболеть. А они тоже в основном работают почти сутками напролет.

Реальный выход из положения обозначен в ходе совещания в Нурафшоне под председательством Президента Шавката Мирзиёева с участием хокимов и руководителей секторов. Глава государства отметил, что необходимо закрыть Ахангаранский полигон. «Это важно для чистоты экологии и здоровья населения», — добавил лидер страны.

Полигон почти полностью заполнен, и нужно строить новый. Корейская компания «Sejin G&E Co., Ltd» начала разрабатывать проект строительства предприятия по переработке метана в электроэнергию за счет преобразования свалочного газа. Стоимость технологии — 55 миллионов долларов. Рядом со старым мусорным полигоном выделили землю площадью 30 гектаров. Сооружение полигона профинансирует Азиатский банк развития.

Но пока сюда подвозится и подвозится мусор…

Константин БАШЛАЕВ

ООО Беллона продолжает нарушать авторские права и пиратским образом использует интеллектуальную собственность

exp-7
Гендиректору ООО Беллона, Александру Никитину давно пора прекратить быть пиратом, халявщиком и наживаться на чужих рисках, труде и образе — немедленно подчистить «хвосты» и прекратить многолетнее пиратство, о чем мне и сообщить…
Мне нисколько не почетно находиться на сайте трусливых шаромыжников — обосравшейся и позорной, «организации» — в статьях и на фото, которая, как я хорошо узнал на своем опыте — карикатура, на общественные европейские объединения, защищавшая интеллектуальное пиратство криминальными способами…
Это все равно, что заносить свою долю в воровской общак…
При отсутствии доказательств, прекращения интеллектуального пиратства и использования моего образа – обращусь в ряд надзорных инстанций для принятия мер к пиратам и нарушителям моих авторских прав.

Доказательства интеллектуального пиратства и незаконного использования моего образа

«Красный доклад»

https://network.bellona.org/content/uploads/sites/4/2015/07/fil_redrepru.pdf
Воровство интеллектуальной собственности – фото ХОЯТ ЛАЭС
Как известно, Беллона воровала, и длительное время использовала в корыстных целях мою интеллектуальную собственность в виде целого доклада о ЛАЭС, но продолжает незаконно использовать и сегодня объект моей интеллектуальной собственности в виде отдельной фотографии, уже в своем, так называемом «Красном докладе».
Причем воровство интеллектуальной собственности происходит с 2004 года по 2019 год.
О незаконном использовании моей авторской фотографии — фото ХОЯТ ЛАЭС в «Красном докладе» я совершенно, случайно узнал лишь в 2011 году, в ходе разбирательств по моему иску к ЭПЦ Беллона по пиратскому использованию моего доклада — «Ленинградская АЭС как зеркало атомной энергетики России».
Директор Беллоны, Н. Рыбаков, отстаивая законность интеллектуального пиратства Беллоны принес в суд типографский доклад Беллоны — «Российская атомная промышленность: необходимость реформ», в котором я и увидел
мое авторское фото – зал хранилища ОЯТ ЛАЭС, размещенное в этом докладе.
На странице 40 (38) этого доклада (английское название – «Russian Nuclear Industry—The Need for Reform») размещена фотография, с подписью – «Хранилище ОЯТ на Ленинградской АЭС» и информация об авторе фотографии – «Фото: Сергей Харитонов».
Как я узнал в дальнейшем, эта же фотография размещена, еще на следующих материальных носителях:
— в типографском докладе, отпечатанном на английском языке,
— в докладе, размещенном в электронном виде на русскоязычном сайте,
— в докладе, размещенном в электронном виде на англоязычном сайте,
— в докладе, размещенном электронном виде на сайте, на норвежском языке.
На сайтах:
— www.bellona.ru,
— www.bellona.org.
Снимок зала ХОЯТ ЛАЭС выполнен мной, в период 2000 года, когда я еще был оперативным работником Хранилища отработавшего ядерного топлива ЛАЭС – у меня имеется и сам негатив фото, поэтому все права на фотографию принадлежат только мне, и, разместив, фото в свободном доступе в Интернете, на 3-х сайтах и в 2-х печатных версиях доклада «Российская атомная промышленность: необходимость реформ», на русском и английском языке, должностные лица (ныне) ООО Беллона грубо нарушили мои авторские права, российское законодательство об авторском праве.
Факт незаконного использования фотографии на перечисленных сайтах ЭПЦ Беллона подтвержден составлением – нотариально заверенного «Протокола осмотра доказательств», от 28.03.2012 года, кроме этого у меня имеется бумажная версия указанного доклада на английском и русском языке.
Нарушение моих авторских прав коммерсантами ООО Беллона – повсеместны и обширны
По докладу и фотографиям уже были судебные разбирательства с Беллоной в 2011-2012 году, однако выводов интеллектуальный пират не сделал и по-прежнему использует свои ресурсы для интеллектуального пиратства — похоже коммерсанты Беллоны уверовали в свою неприкасаемость и «крышу»…

Подробности судебных разбирательств с Беллоной – грязные адвокатские трюки, лживость в показаниях главного свидетеля от Беллоны (бывшего исполнительного директора), вброс в суд документов с моими поддельными подписями при участии Никитина, Николая Рыбакова, адвоката, Нины Поправко, использование нанятых сторонних «стряпчих» были размещены в материале на сайте ecoleaks.info:
http://ecoleaks.info/doklad-mezhdunarodnoy-agoryi-sotnya-rossiyskih-razoblachiteley-skorospelaya-haltura-a-v-informatorah-predateli-i-prochiy-musor/,
в разделе — «Стереть «whistleblower» в порошок – гангстеры-экологи Беллоны против «сигнальщика».

Не имея своих честно заработанных общественных заслуг и достойной репутации, Беллона продолжает выгодно спекулировать на делах whistleblower и при этом использует мое изображение и тем самым нарушает закон:

ГК РФ Статья 152.1. Охрана изображения гражданина

На сайте Беллоны — www.bellona.ru, размещены фотографии – мое изображение и фото, сделанные лично мной (мой архив), ранее незаконно использовавшиеся Беллоной в пиратском докладе о ЛАЭС и использующиеся, ныне.

Ссылки:

1.March 18, 2004 Журнал «Экология и право», статья «Реанимация ядерного гиганта»

http://bellona.ru/2004/03/18/reanimatsiya-yadernogo-giganta/

мое изображение — фото в суде (мой архив), фото ХОЯТ ЛАЭС – протечки, сделанные мной (мой архив))

2.October 18, 2002, Статья «Сигнальщики» журнал «Экология и Право»
https://bellona.ru/2002/10/18/signalshhiki-2/

используются мои изображения – 4 фото

https://bellona.ru/2002/10/03/signalshhiki/

4.February 20, 2004 АЭС, Ленинградская область, статья «Опилки ЛАЭС»

http://bellona.ru/2004/02/20/opilki-laes/

использованы 4 фото, сделанные мной на ЛАЭС (мой архив)

5. АЭС, Беллона — Санкт-Петербург, Ленинградская область

Статья «Доклад «Беллоны» о нарушениях на ЛАЭС»

http://bellona.ru/2004/01/20/doklad-bellony-o-narusheniyah-na-laes/

использовано мое изображение

6. Статья «Экометовские плавки трещат по швам»

http://bellona.ru/2003/04/29/ekometovskie-plavki-treshhat-po-shvam/

фото: Экомет С – сделанное мной лично (мой архив) – однако, подписано: Photo: Foto: Bellona

7. Статья «Подлог на Ленинградской АЭС», October 8, 2002

http://bellona.ru/2002/10/08/podlog-na-leningradskoj-aes/

использовано мое изображение
8. Статья «Да здравствует наш суд – самый разгильдяйский в мире!», август, 28, 2002
http://bellona.ru/2002/08/28/da-zdravstvuet-nash-sud-samyj-razgil/

Использовано мое изображение (мой архив):

1. Атом: аварии и инциденты, Журнал «Экология и право»
Сигнальщики
Статья об экологических “сигнальщиках” или “свистунах” (whistle-blowers), — людях, не побоявшихся пойти против интересов атомных корпораций

http://bellona.ru/2002/10/03/signalshhiki/
фото – мое изображение, в раздевалке ЛАЭС – сделанное лично мной (автоматическая съемка) (мой архив)
и еще 4 фото – мое изображение

2. АЭС, Беллона — Санкт-Петербург, Ленинградская область

Доклад «Беллоны» о нарушениях на ЛАЭС
«Беллона» представляет доклад Сергея Харитонова «Ленинградская АЭС как зеркало атомной энергетики России».

http://bellona.ru/2004/01/20/doklad-bellony-o-narusheniyah-na-laes/

3. Журнал «Экология и право»

Статья «Реанимация ядерного гиганта»
http://bellona.ru/2004/03/18/reanimatsiya-yadernogo-giganta/
Фото ХОЯТ сделана мной, фото в сосновоборском суде — при моем участии (мой архив)

4. АЭС, Ленинградская область
Подлог на Ленинградской АЭС
Сегодня в эфире радио Свобода исследователь Экологического правозащитного центра «Беллона» Сергей Харитонов, бывший работник Ленинградской атомной станции, уволенный за свою общественную деятельность, обнародовал внутренний документ ЛАЭС, вскрывающий фальсификации при работах на одном из реакторов.

http://bellona.ru/2002/10/08/podlog-na-leningradskoj-aes/
использовано мое изображение

5. АЭС, Ленинградская область
На Ленинградской АЭС будут резать чернобыльское топливо
На 2003 год запланирован ввод в эксплуатацию комплекса по разделке и сухому хранению отработанного ядерного топлива в Сосновом Бору под Санкт-Петербургом. Предполагается, что в Сосновый Бор будет направляться топливо и других станций, работающих на реакторах РБМК.

http://bellona.ru/2002/10/11/na-leningradskoj-aes-budut-rezat-cher/
2 фотографии ХОЯТ ЛАЭС – сделанные мной (мой архив)

6. АЭС, Ленинградская область
Статья «Опилки ЛАЭС»
http://bellona.ru/2004/02/20/opilki-laes/
4 фотографии сделанные мной (мой архив)
7. АЭС, Ленинградская область
«Экологи и атомщики готовятся к общественным слушаниям на ЛАЭС Published on March» 27, 2006 by Вера Пономарева
http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2006/ecologiiatomschiki
Фото ХОЯТ ЛАЭС сделанное лично мной (мой архив)

Сергей. Харитонов

С конца 19 века начался бурный научно-технический прогресс. Человек стал активно изменять природу, нарушая устоявшееся экологическое равновесие. Особенно круто стали обращаться с природой в 20 веке в советской стране

D0-wUhvWsAIy8Y2

Бытовал лозунг, выдвинутый И.Мичуриным: «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее – наша задача». В период первых индустриальных пятилеток возник еще один сомнительный лозунг: «Дым фабричных труб – дыхание социализма». О том, что этот дым наносит вред природе и здоровью людей, говорить было не принято. Во второй половине прошлого века человечество, глядя на вырубленные леса, отравленные поля и реки, спохватилось. Появилась новая редакция старого лозунга: «Мы не можем ждать милостей от природы после того, что мы с ней сделали».

Апофеозом нового экологического мышления на глобальном уровне стало создание так называемого «Римского клуба». Он был создан в 1968 г. как научно-консультационный центр при мировом финансовом капитале. Имея квалифицированные кадры и огромные материальные возможности, он призван был решать наиболее фундаментальные вопросы, связанные со стратегией дальнейшего развития человечества. Однако давление политического заказа привело к тому, что клуб стал центром околонаучного мифотворчества. Под гуманным знаменем гармонизации отношений с природой был подан доклад Д.Медоуза «Пределы роста», в основном, повторяющий некорректные выводы Т.Мальтуса, сделанные еще в 18 веке. Центральная идея – необходимость ограничения роста численности человечества в связи с так называемым «глобальным экологическим кризисом» и «нехваткой ресурсов». Именно в этой плоскости лежат работы Форестера, Месаровича, Эрлиха, Тинбергера и других членов Римского клуба. От России в число членов клуба в свое время попал известный ученый и популяризатор С.П.Капица. Несмотря на глубокие знания и научные заслуги, эти ученые проповедовали некорректные взгляды. Они резко противоречат данным других не менее авторитетных ученых — американца Ф.Сеймона, датчанина Б.Ломборга, нашего соотечественника С.Б.Лаврова (бывшего президента русского географического общества), из которых явствует, что численность человечества далека до критической, а ресурсы далеки от истощения. Невозможность бесконечного роста любой популяции была доказана в 19 веке датским ученым П.Ферхюстом, а в 20 веке доказательство дополнил теоретическими выкладками и экспериментами советский ученый Г.Ф.Гаузе. Наиболее объективную оценку мальтузианства дал в 19 веке Д.И.Менделеев и в 20-м В.И.Вернадский. Менделеев рассчитал, что численность человечества не превысит 10 миллиардов, причем ресурсов для этого числа более чем достаточно. Вернадский разработал учение о биосфере. Стержень учения – представление о предельной устойчивости биосферы, сохранение ее основных параметров независимо от повреждающих факторов естественного и социального генезиса. Из этого следует невозможность глобального кризиса. Из этого же следует неограниченная возможность биосферы противодействовать разрушающим воздействиям.

Как одно из проявлений идеи экологического катастрофизма стало издание так называемых «Красных книг», в которых перечислялись виды, коим, вроде бы, грозит вымирание. Как грибы после дождя стали возникать природоохранные организации, исходящие из такой идеи: «запретим всю деятельность человека, вернемся в первобытное состояние, и тогда все будет хорошо». Стали публиковаться страшные цифры о том, сколько видов сгинуло и продолжают погибать благодаря деятельность человека. Однако приводимые в разных источниках цифры почему-то различаются на несколько порядков. То ли один вид вымирает в год, то ли в час. Где же истина?

Вымирают ли виды?

Оценить в общем виде динамику вымирания видов невозможно уже потому, что мы не знаем, сколько вообще видов живет на Земле? Описано около 3 миллионов, по некоторым сведения 5 миллионов. Общее число возможно существующих видов может составить то ли 30 миллионов, то ли миллиард. Огромны расхождения и в этих оценках. Понятно, что большинство неописанных видов — это мелкие насекомые, ракообразные, черви. Но постоянно делаются находки и неизвестных доселе крупных позвоночных.
Когда речь идет о вымирании видов, почему-то все сводится к нескольким избитым примерам: Стеллерова корова, тасманийский волк (тилацинус), тур, американский странствующий голубь. Ситуация с каждым из этих видов неоднозначна.
Самый известный пример – Стеллерова корова. Ее уничтожил не столько человек, сколько конкуренция с дюгонем. В экологии существует правило несовместимости двух видов в одной экологической нише. В условиях борьбы за общую экологическую нишу решающим оказался один фактор – пониженная оборонительная реакция одного из конкурирующих видов. Биосфера в результате не обеднела. Не обеднела она и в результате вытеснения тасманийского волка более эволюционно продвинутой собакой Динго. Много написано об исчезновении в результате охоты тура – последняя особь убита в Польше в 1627 г. Но нельзя забывать о том, что прямой потомок тура – домашняя корова. А коров в Европе сейчас больше, чем в старину было туров! Получается, что здесь человек обогатил, а не обеднил биосферу. Американский странствующий голубь не выдержал конкуренцию с завезенным европейским. В итоге намного меньше голубей в Америке не стало.
Подтверждаются мысли мудрецов прошлого. Дарвин показал, что в борьбе за существование побеждает самый приспособленный. Вернадский показал, что биосфера предельно устойчива к повреждающим воздействиям. Причем эта устойчивость носит динамический характер – особи и виды приходят и уходят, а общая структура биосферы практические остается неизменной.
Природа не отступает под ударами человека. Она наносит ответные удары и наступает. Приведем данные ФАО – комиссии по продовольствию при ООН. В начале ХХ века вредители (насекомые, грызуны, микроорганизмы) уничтожали 10% мирового урожая. В наше время эта цифра выросла до 14%. Получается, что все усилия, весь потенциал мировой прикладной науки, направленный на борьбу с вредителями, оказался неэффективный. Вспомним, например, ситуацию с колорадским жуком, нашествие которого не удалось сдержать ничем. Не лучше, чем на полях, ситуация и в городской среде. Неплохо чувствуют себя в ней тараканы. Возникли устойчивые городские расы комаров. Особенно тяжела ситуация в городах тропической зоны. Термиты, неуязвимые для всех методов борьбы с ними, продолжают уничтожать деревянные конструкции и библиотеки. В городах и селах Латинской Америке вольготно чувствуют себя скорпионы, укусы которых опасны и порой смертельны для человека. В городах Мексики по подвалам активно плодятся огромные ящерицы – игуаны.
Выходит, что правильнее современную экологическую мировую ситуацию охарактеризовать как глобальный экологический антикризис.

Ученые объединяются против глобального экологического антикризиса

С целью разобраться в причинах экологического нашествия и принять ответные меры ведущие специалисты мира собрались в 1993 г. в Кембридже и создали организацию ICUP – international congress of urban pests – общество борьбы с вредителями урбанизированных территорий. Потом были встречи в Великобритании (1996), Чехии (1999), США (2002), Сингапуре (2005), Венгрии (2008), Бразилии (2011). Участвовали в этих мероприятиях, хотя и небольшими делегациями, наши соотечественники. Очередная встреча собралась 20 – 23 июля 2014 г в Швейцарии, в Цюрихе — см. «Аномалию» №12 за 2015 г.
Подводя итоги сделанному, ученые констатировали 3 важных процесса, происходивших на протяжении 21 года:
1. Развитие фундаментальных знаний о вредителях урбанизированных территорий.
2. Совершенствование и применение практических методов борьбы с вредителями.
3. Эколого-эволюционные процессы в популяциях вредителей, которые позволяли им занимать обширные экологические ниши и противодействовать ведущейся с ними борьбе.
Но, как ни печально, последний процесс осуществлялся наиболее быстро и эффективно, и в конечном итоге вредители оказывались сильнее человечества, несмотря на большие вложения в программы пест-менеджмента. Разумеется, это не отвергает наличия принципиальных успехов в борьбе с вредителями. Некоторые эффективные методы борьбы с крысами, городскими насекомыми, клещами, все же были найдены. Можно упомянуть успехи венгерских специалистов под руководством профессора Даниэля Байоми, который насколько глубоко вник в биологию крыс, что почти смог очистить от них Будапешт. В других городах Европы этот успех воспроизвести не удалось. На первых конференциях ICUP были сделаны определенные прогнозы, которые оправдались. Было предсказано возвращение в городскую среду постельных клопов, вшей, черных тараканов, и это, увы, стало реальностью в городах Европы, Азии, Америки. Ранее высказывалось мнение, что ареал некоторых вредных насекомых – термитов, городских комаров – стабилизируется, и это тоже подтвердилось. Человек, создав искусственную среду в поселках, городах, мегаполисах, сформировал новые экологические ниши, которые стали активно заселяться, в том числе организмами, нежелательными для человека. Среди них – комары, пришедшие в города Европы во второй половине прошлого века, северные клещи в городах Израиля, скорпионы в городах Южной Америки и др. При этом некоторые организмы в условиях городской среды оказались более многочисленными, чем их предки в условиях дикой природы. С определенной цикличностью сокращают численность и вновь возвращаются давно известные городские вредители – жук-древоточец, казалось бы, почти исчезнувший черный таракан. В Москве активизировались почти до этого уничтоженные вши, что связано с негативными социальными процессами последних лет, в том числе ростом числа бомжей.
В ряде случаев рост числа вредных организмов происходит после природных катастроф, число которых в силу пока неизвестных причин выросло. Так, цунами 2011 г. в Японии выбросило на берег огромную биомассу морских животных. Она стала питательной средой для развития многих вредных организмов, резко ухудшило санитарную обстановку в прибрежных районах.
Методы борьбы прогрессируют. На первых конференциях ICUP доминировали доклады, предлагающие химические методы борьбы и ротацию пестицидов. Надо применять побольше ядов против нежелательных обитателей городов. Эти методы применялись, и будут применяться впредь, несмотря на их возможные негативные экологические последствия. Вместе с тем ученые все больше склоняются к экологически чистым методам борьбы, воспроизводящим процессы, происходящие в природе без влияния человека. Это – использование, наряду с пестицидами, репеллентов, в том числе природного происхождения. Это – молекулярно-генетические методы, снижающие на генном уровне адаптивную ценность вредителей. Относительно чистым с экологической точки зрения можно считать создание на поверхности воды нано-пленки, препятствующей развитию в водной среде личинок комаров. Важное направление в пест-менеджменте, находящее в русле создания «зеленой экономики» (термин, предложенный Организацией Объединенных Наций) – переход от синтетических пестицидов к веществам, полученным из природных материалов и организмов, а так же к синтетическим аналогам таких веществ. Это — использование в борьбе с вредителями токсинов грибов, бактерий. Борьба с вредителями может быть эффективной только при условии ее регулярности, разработки международных комплексных программ, включающих фундаментальные исследования, практические действия, систему повышения квалификации и обмена опытом для специалистов и просвещения широких слоев населения.
Заселение урбо-экосистем идет в соответствии с фундаментальными законами экологии. Соответственно, борьба с вредителями может быть эффективной только с опорой на последние достижения научной экологии. Мы не можем победить природу. Но корректировать те ее действия, которые для нас неблагоприятны, мы можем. И над этим ученые продолжают трудиться.

В.Б.Сапунов
профессор Санкт-Петербургского государственного аграрного университета

Рано или поздно, но каждый человек, размышляющий на эту тему, приходит к вопросу: а куда девается мусор в природе? Ведь планета Земля образовывала массу того, что мы считаем теперь мусором, а вообще-то правильнее называть отходами жизнедеятельности

musor2
На нашей планете действует механизм литификации. Все не нужное, которое уже никто не сможет съесть, превращается в камень.
Слово литификация происходит от греческого слова lithos, означающего камень. Литифицированный грунт сложен песком, илом и органическим материалом. Литификация может происходить сразу же после отложения осадка или намного позже. Темп уплотнения и цементации также играет значительную роль в конечной литификация. Кроме того, тепло, необходимое для литификации, значительно меньше, чем то, которое обнаружено глубже в мантии, поэтому литификация возможна в верхних нескольких километрах земной коры.
Частицы, сдавленные вместе под тяжестью перекрывающих осадков во время уплотнения, превращаются в породы, более плотные, чем первичные осадки. Эти плотные слои затем замуровываются вместе, за счет осаждения минералов в слоях и между ними.
Пример – то, как песчаник, образованный из песка и известняка, становится твердым после литификации с твердыми скелетами и раковинами морских организмов. Когда песок и известняк из различных периодов времени наслаиваются, различные структуры и цвет становятся ясно видимыми.
Осадки становятся литифицированными породами благодаря комбинированному процессу, называемому диагенезом. Диагенез во многом контролируется температурой. Но вместо высоких температур магматических или метаморфических пород диагенез происходит при более низких температурах около 200°С. Диагенез, который происходит в осадочных породах после ее первичного отложения, характерен для осадочных пород во время медленного затвердевания в породу.

Эти процессы обычно происходят последовательно друг за другом, но не всегда. Осадки часто сначала сжимаются и становятся более компактными, затем медленно цементируются вместе под давлением, которое выдавливает воду и воздух. Затем, будучи перекрытыми большим количеством слоев, нестабильные минералы перекристаллизуются в более стабильную кристаллическую форму или химически изменяются, подобно тому, как органическое вещество превращается в уголь или углеводороды.
Так работает природа. И это – довольно медленный процесс. Но наши петербургские ученые нашли способ ускорить литификацию и довести время окаменения рыхлого субстрата до нескольких часов. Их изобретение относится к области производства искусственных минеральных смесей, предназначенных для обезвреживания и литификации жидких, вязкопластичных и твердых бытовых и промышленных отходов и донных осадков, шламов, в особенности отработанных буровых растворов, нефтезагрязненных грунтов и т.п. , содержащих токсичные соединения (соли тяжелых металлов, полициклические ароматические углеводороды, нефтепродукты, синтетические поверхностно-активные вещества, радионуклиды и т.д.). Смесь для обезвреживания и литификации бытовых и промышленных отходов, донных осадков, шламов и нефтезагрязненных грунтов, включающая алюмосиликатную породу, известь и портландцемент, дополнительно содержит дисперсный органический сорбент при следующем соотношении компонентов: алюмосиликатная порода 55-80 %, известь 5-10%, портландцемент 10-30%, дисперсный органический сорбент 5-30 %, при этом в качестве дисперсного органического сорбента могут использоваться торф, древесная мука, измельченные отходы сельского хозяйства, например мякина, а также сапропель.
С помощью такой технологии, разумеется, после извлечения из бытового мусора всего вторичного сырья, можно изготавливать совершенно безопасный в эпидемиологическом плане, не имеющий запаха, техногрунт, или искуственный щебень, которые очень нужны – для рекультивации карьеров, борьбы с эрозией почв, прокладки малых дорог и всего прочего.
Познакомиться с результатами применения подобной технологии в Петербурге можно на Дальневосточном проспекте, где так был переработан старый золоотвал, а из получившихся каменных блоков было устроено ограждение для котлованов строительства домов.
Таким образом, с полигонами вскоре будет покончено. Весь мусор будет переработан в товарный, то есть, имеющий стоимость, продукт и продан для нужд производства. Это означает, что отрасль обращения с отходами окончательно перейдет из сферы услуг в систему производства.

Книга Юрия С.Шевчука «Крах проекта «ЧЕЛОВЕЧЕСТВО» (Мир в 2050 году)» с предисловиями политика Игоря Шувалова и журналиста Сергея Ачильдиева, с комментариями к каждой главе писателя Андрея Столярова, выпущена издательством «СТРАТА» в Петербурге и сразу же вызвала искренний интерес читателей, интересующихся темой экологического кризиса и его влияния на будущее человечества

5b4449f006e64376b208d94db71d46a4

Каждая глава книги написана в уникальной форме музыкальной сонаты, делящейся на экспозицию или завязку – обычно зарисовку или случай из жизни автора; разработку темы; и репризу, подводящую итог, кратко повторяющую то, что было изложено ранее. Главы разделяются между собой стилями подачи материалов, это даже подчеркнуто подзаголовками, обозначающими музыкальные темпы – аллегро, скерцо и так далее.

Это одна из немногих выпущенных в России популярных книг, предназначенных для широкого читателя, в которых объясняются причины и последствия экологического кризиса. Многие опубликованные в ней данные не известны широкой общественности. Новым также является показ наличия общих причин у экологического и глобального цивилизационного кризисов. Кризис морали и экономики, нравственности и гендерных взаимоотношений – все они имеют общие причины. Так рисуется картина обреченности нынешнего мира и доказывается неизбежность и справедливость его гибели.

Человечество, как биологический вид, уступает место новому носителю разума – искуственному интелекту, сверхчеловеку, выведенному генноинженерными методами, или еще кому-то, не так уж это и важно. Происходит это даже не столько вследствие ухудшения качества окружающей среды, сколько из-за того, что человечество выработало в себе такие моральные качества, что теперь не в состоянии мириться с наличием в человеке животной составляющей. И его уход с эволюционной лестницы стал закономерен.

Но кроме объяснения того, какое будущее нас ждет, в книге рассказывается и о том, что не надо делать. В частности, не надо надеяться на то, что десять миллиардов землян смогут жить богато и счастливо. Экологическая емкость Земли позволит потреблять природных ресурсов на уровне современных россиян не более, чем 1 миллиарду человек. Поэтому надеяться на экономический и культурный взлет стран Азии и Африки не следует. Им никогда не преодолеть пределы роста, поставленные перед ними природой.

Книга дает объяснения, почему кризис неминуем, что надо делать в период кризиса, как изменится человеческая мораль при нарастании кризисных явлений, как будет развиваться международная экономика и как будет, вероятнее всего, выглядеть Земля в 2050 году.

Фальшивая панацея

Немецкие исследования показывают, что электромобили выделяют больше CO2, чем дизельные

k2_items_src_dc8421046734ba5a75c0e3857865a920

Если принять во внимание выбросы CO2, связанные с производством батарей и энергетическим комплексом Германии, в котором уголь все еще играет важную роль, то электромобили выделяют на 11–28% больше, чем их дизельные аналоги, утверждает исследование, представленное сегодня в Институте Ifo в Мюнхене.

Добыча и переработка лития, кобальта и марганца, используемых для батарей, потребляют много энергии. Например, батарея Tesla Model 3 порождает от 11 до 15 тонн CO2. Учитывая, что срок её службы составляет 10 лет и ежегодный пробег в 15 тыс. км, это означает, отметили в своём исследовании ученые Кристоф Buchal, Ханс-Дитер Карл и Ханс-Вернер Зинн, что на километр пути выбрасывается от 73 до 98 граммов CO2. По их словам, необходимо учитывать CO2, выделяемый для производства электричества, которое питает такие транспортные средства.

Если учитывать все эти факторы, каждый автомобиль Tesla выделяет от 156 до 180 граммов CO2 на километр, что больше, чем у сопоставимого дизельного автомобиля, произведенного, например, немецкой компанией Mercedes.

Поэтому немецкие исследователи не согласны с тем, что европейские чиновники рассматривают электромобили как транспорт с нулевым уровнем выбросов. Они также отмечают, что целевой показатель ЕС в 59 граммов CO2 на километр, который должен быть достигнут к 2030 году, соответствует «технически нереалистичному» потреблению 2,2 литра дизельного топлива или 2,6 литра газа на 100 км пути.

Эти новые ограничения заставляют немецких и других европейских автопроизводителей массово переходить на выпуск электромобилей, тогда как, по мнению исследователей, было бы предпочтительнее выбрать метановые двигатели, «выбросы которых на треть меньше, чем у дизельных авто».

Опубликовано в бельгийской газете «Брюссель таймс» (The Brussels Times) 17 апреля 2019 года

Источник

Могли бы Вы поделиться своим опытом с молодыми специалистами? На что в первую очередь им нужно обращать внимание? Как продвигать свои экологические проекты?

3795

Осознание исчерпанности мира, переживаемого “конца времен”, постепенно проникло в массовое сознание. Болезни, которые не победить лекарствами, деградация привычных мест отдыха, уплотнение городской застройки, увеличение потока автомобилей, на глазах усиливающееся загрязнение водных объектов, нехватка чистой воды, падение урожайности даже на садовых участках, топливные кризисы, увеличение числа людей с психическими отклонениями – все это доступно наблюдению среднего горожанина и легко отслеживается в пугающей динамике.

Особенно сильно факты экологических кризисных явлений действуют на молодых людей, заставляя многих из них задумываться над вопросом – что лично они могут сделать, чтобы остановить деградацию окружающей среды? Рассмотрим, как происходит процесс осознания причин экологического кризиса молодым поколением.
Первый напрашивающийся ответ на вопрос, вынесенный в заголовок, звучит так: надо наказать тех, по чьей вине происходит разрушение природы, по всей строгости закона. А для этого их следует задержать и доставить в органы правопорядка. На этой идее было основано целое движение Дружин охраны природы, которое и сейчас имеет разветвленную сеть организаций по России и немало участников, выходящих в рейды по борьбе с браконьерством. Автор этих строк также в свое время отдал дань оперативной работе.

Правда, в ходе борьбы с браконьерством выясняется, что браконьеров меньше не становится. Обходя кордоны, нарушая законы, местные жители или городские начальники все равно убивают зверье и глушат рыбу.

Значит, людей надо воспитывать? Да, и лучше – на конкретных примерах, прямо на производстве. Привлекать к охране природы в быту, заставлять экономить “ресурсы”, приглашать “озеленять” двор. Ведь “кто сам убирает – тот не мусорит”. И развернувшаяся мощная природоохранная пропаганда начинает давать плоды – стали очищаться канализационные стоки, ужесточаются требования к чистоте промышленных выбросов, мусор отправляется на переработку…

А чище не становится. Потому что даже при искреннем желании сохранить природу в чистоте, мусор, оставляемый цивилизацией, убрать невозможно (об этом говорит наука термодинамика). Более того – в процессе уборки образуется новый, ранее не учитываемый, мусор. И максимум, что мы можем сделать – это переложить мусор в те места, где он до поры до времени будет незаметен.

Тогда, возможно, принять законы, по которым загрязнять природу станет экономически невыгодно? Пробовали. Заставляли делать водозаборы ниже по течению, чем канализационные выпуски, облагали драконовскими штрафами сверхнормативные выбросы… Выпускники биофаков шли в природоохранные инспекции и во власть – чтобы “у природы везде были свои люди” и “законы заработали”. В итоге получился целый пласт различных полунаучных – полуконсалтинговых контор, которые совместными усилиями пролоббировали набор природоохранных законов, совершенно невыполнимых на реальном российском производстве, но позволяющих им лично неплохо существовать на бюджетные или грантовые деньги. А природу продолжали загрязнять “в виде исключения”. Потому что любое человеческое действие в своей основе имеет разрушение природных объектов.

Осознав глобальность экологических проблем, молодой человек предлагает: а что, если обратиться к опыту зарубежных коллег, спасших Великие озера и очистивших Рейн? Увы, их опыт основан на недостижимых у нас технологической и бытовой дисциплинах, а также на перенесении большей части технологической нагрузки на другие страны.

Тогда – будем сокращать потребление! “Мир должен быть переделан – начнем с себя”. Станем вегетарианцами, сядем на велосипеды, будем находить идеал в простых здоровых удовольствиях, поселимся в коммунах и начнем массово применять макробиотику… Молодой человек, попавший в такое “экопоселение”, очень скоро выясняет, что подобный образ жизни мало кому нравится. А нравится он почему-то в основном тем, кто не умеет работать (в том числе и на земле). А кто умеет работать, должен иметь стимул – а этот стимул, к сожалению, почти всегда антиэкологичен, так как представляет из себя предмет роскоши, то, без чего вполне можно обойтись.

И вот, молодой человек, желающий узнать, как решить экологические проблемы человечества, понимает: сократить потребление – невозможно; переориентировать системы ценностей сколь-нибудь значительной части людей – невозможно даже под угрозой вымирания; сократить выбросы вредных веществ – возможно лишь до определенного предела; изменить мир кардинально – человечество не в силах, и это основной урок “процесса Рио”. А что же возможно? Где-то отнять, где-то прибавить… Так давайте усредним на планете и производство, и потребление, равномерно распределив нагрузку на биосферу!

Но встает вопрос – какой уровень жизни взять за базовый. Если всей планетой потреблять по меркам Запада в течении 10-15 лет, вся экономика сколлапсирует от нехватки достижимых нынешней техникой ресурсов. Если поприжать тех, кто побогаче – коллапс все равно наступит в течении 30-40 лет. Народы третьего мира, получив излишки продуктов и техники с Запада, начнут усиленно размножаться. Конечно, через 2-3 поколения рост населения у них замедлится – но у планеты нет этого времени.

Значит, необходимо ограничить количество населения!

А как? Пропагандой? Или административными мерами, как в Китае? Не получается, население протестует против нарушения естественного права на потомство. Уничтожение? Геноцид? Численность населения быстро восстанавливается.

Что же, выхода из экологического кризиса нет?

А что, если попробовать не решать за других, а дать всем людям на Земле жить так, как они хотят (и могут)? Разграничить водонепроницаемыми переборками наш тонущий ковчег, и пусть часть будет затоплена – корабль все равно останется на плаву. Тогда выживут те, кому это будет, образно говоря, “по карману”. Можно на это возразить – такой подход не гуманен. Человечество надо воспитывать в духе любви и дружбы, взаимопомощи и сотрудничества… Человечество так воспитывают тысячелетиями, и попытки подобного воспитания всегда давали лишь частный эффект, пригодный лишь для частной жизни. Воспитать в таком духе население Земли в короткий срок – значило бы совершить всемирное насилие в виде глобальной “промывки мозгов”. Свобода человека есть ценность, которая выше выживания человечества.

Но какая же судьба ждет Россию? И что может в такой ситуации сделать для природы молодой человек, живущий именно в нашей стране и последовательно прошедший сквозь все искусы общественной экологической деятельности, описанные выше? Если с почти 100%-ной уверенностью мы можем прогнозировать установление на ближайшие 20-30 лет “однополюсного мира ТНК”, и образование глубокой пропасти, куда медленно сползет 4/5 человечества, то куда денемся мы? Примкнет ли Россия к “золотому миллиарду”? Или нет? Или из ее состава вычленятся прогрессивные регионы, которые войдут в цивилизованный мир? А если и это невозможно – тогда стоит подумать об эмиграции? А что же делать с уникальными природными объектами, их же не увезти? Тогда, выходит, главное – охрана заповедников? Несмотря, возможно, и на противодействие местного населения? А как быть с опасностью глобальных техногенных катастроф – новый Чернобыль может достать и в Швеции? Значит, надо бороться за запрет производств, несущих высокие техногенные риски? Несмотря на ухудшение уровня жизни работающего на них населения и падение обороноспособности страны в целом?

Вот они – вопросы, на которые должно дать ответ экологическое движение молодому поколению. От ответов на них зависит поведение буквально каждого молодого человека. Экология, вообще, становится очень актуальной.

Лично для себя, какие направления в своей работе Вы считаете наиболее важными? Какие задачи Вы стараетесь решать в первую очередь?

Моя организация – общественная. Это означает, что я занимаюсь не теми вещами, которые являюстя объективно самыми важными, а теми, которые субъективно мне наиболее интересны.

На сегодняшний день наиболее интересны мне размышления над изменениями человеческой этики в условиях нарастания экологического кризиса, то что в науке называется «проблемой Лота.

Проблема, названная по имени библейского праведника – это проблема резкой корректировки нравственной системы ценностей у индивидуума, внезапно оказавшегося в состоянии крушения всех прежних привычных систем ценностей, как произошло с Лотом после получения им информации о скором уничтожении его родного города.

Примерно то же, что произошло с Лотом, происходит с каждым из нас, столкнувшимся с измерением своего личного «экологического следа» на планете.

Напомню, «экологический след»  — это интегральная мера воздействия человека, народа, страны или человечества на среду обитания, позволяющая сопоставлять потребление ресурсов биосферы с её способностью к их воспроизводству и ассимиляции отходов человеческой деятельности. Измеряется экологический след в глобальных гектарах, условных единицах, характеризующих экологическую емкость Земли. Несмотря на понятное упрощение, расчеты оказываются точны и легко проверяемы по отдельным параметрам.

Казалось бы, экологический след не может превышать биоёмкости Земли. И в то же время расчеты показывают, что человечество потребляет много больше, чем может и должно. Как же это происходит?

Начался процесс перехода возобновимых ресурсов (растения, вода, воздух) в невозобновимые, безвозвратно уничтоженные или загрязненные. Идет накопление (депонирование в биоте) загрязнений. Причем – во всей биоте, включая и представителей человечества. Процесс уже неостановим, даже если человечество завтра исчезнет с лица Земли, мигрирующие загрязнения еще около 30 лет будут отравлять растения и животных.

Чтобы всем нам хватило одной планеты, на 1 человека должно приходиться не более 1,8 га продуктивной земли или «глобального гектара».

Для сравнения: средний житель США использует 12,2 га (5,3 планеты!), средний европеец — 5,7 га (2,8 планеты), а средний житель Индонезии — всего 1,7 га (практически планетарную норму).

Средний житель России использует 4,4 га (2,5 планеты).

Понятно, что ни россияне, ни американцы не согласятся уменьшить потребление до некоей рассчитанной учеными нормы и довести свой уровень жизни до среднего индонезийского. Напротив, практически любой народ в массе своей понимает, что лишь неуклонный рост производства гарантирует ему  будущее – то есть, как говорила Черная Королева, «чтобы оставаться на месте, надо бежать изо всех сил».

Также понятно, что консьюмеризм в мировом масштабе победил и на место народов, решивших ограничить свое потребление, тут же придут народы, желающие резко повысить свой уровень жизни.

Так что мы легко можем прийти к следующим выводам – остановить рост населения и рост производства на планете невозможно; экологическая ёмкость Земли уже перегружена как минимум в 2 раза; в скором времени механизмы накопления поллютантов в различных средах перейдут предел летальных концентраций и станут, в случае попадания в человеческий организм, смертельными дозами, варьирующимися в зависимости от индивидуальных возможностей сопротивляемости организмов. Это будет реакция биоты Земли на источник её отравления.

Выводы верны, прогноз совершенно реален, во всяком случае, выводимый из современного положения дел. Но в итоге у нас появляются психологические проблемы. Если экологическая ёмкость Земли позволяет жить достойно человека всего 600 миллионам людей, то тогда человек больше не является высшей ценностью, тогда мораль Швейцера не работает, тогда жизнь есть не то, что надо спасать, а помеха смерти — спасительницы планеты. Тогда сбываются пророчества Иоанна Иерусалимского: «Когда придет тысячелетье за нынешним   тысячелетием вослед,  будут столь многочисленны люди на свете,  что их уподобим муравьиной куче  с воткнутой в середину палкой. Они будут бегать вокруг, а смерть — давить их каблуком, как надоевших насекомых. Толпой пойдут они от места   к месту, темная кожа смешается с белой, христианская вера с неверной, некоторые будут проповедовать обещанный  мир, и все же повсюду все племена будут вести свои новые войны.»

Что же, если мораль Альберта Швейцера устарела, у нас еще осталась возможность различать добро и зло. Используем «категорический императив» и поищем иную мораль, адекватную нынешней ситуации.

Одной из лучших литературных работ, исследовавших поведение людей при глобальной катастрофе – повесть братьев Стругацких «Далекая Радуга». Там, как вы помните, Горбовский за всех принял решение – спасаем детей, а сами гибнем…

В нашем случае делить мир на спасаемых и оставляемых не придется – вероятнее всего, человек как вид прекратит свое существование полностью, как и прочие, зашедшие в эволюционный тупик виды. Но агония человечества растянется как минимум на столетие. Подчеркиваю, это будет не полноценная жизнь, а именно агония, борьба за выживание – впрочем, для жителей третьего мира это вполне нормальное состояние, при котором они будут продолжать рожать детей и надеяться, что вот-вот всё наладится…

Законы выживания совершенно другие, нежели в обычном мире. Именно поэтому мы часто не можем понять политики стран третьего мира, к примеру, Китая – потому что они уже живут по той морали, которую нам еще только предстоит освоить.

В мире, живущем в условиях перерасхода ресурсов планеты, нет друзей, есть только конкуренты и временные союзники. Нет понятия безвозмездной помощи, потому что помощь своим конкурентам в потреблении ресурсов – опасна прежде всего для тех, кто оказывает помощь. В этом мире не задумываясь, задраивают внутренние переборки отсеков подводных лодок в случае пробоин. В этом мире Ной и его семья лупит веслами тонущих людей, мешая им своей массой перегрузить Ковчег.

Создание новой эсхатологической, но в то же время гуманистической  морали – одна из задач энвайронменталистского направления мысли. Мы должны сами для себя решить, кто поступил нравственнее – Лот, безоговорочно поверивший моральному авторитету, отрицавшего его привычный мир и традиционные взаимоотношения,  или его жена, оглянувшаяся на гибнущий город, олицетворяющий для неё привычный мир, друзей, уют…

Клерикальный ответ на эту диллему мы знаем: прощальный взгляд на развращенный город, которому уже был вынесен Божий приговор, свидетельствовал о сочувствии к нему. Жена Лота оглянулась, потому что душою принадлежала Содому.

Стало быть, нам первым делом надо освободиться от любви к окружающему миру-Содому? Воспитать в себе презрение к обывателям, к потребителям всех мастей, и, не дожидаясь, пока нас сменит искуственный интеллект, самим превратиться в роботов? Не дожидясь, пока природа сама сократит население планеты, помочь ей в этом, сокращая рождаемость, например?

Я не знаю ответа на эти вопросы. Более того, я не уверен, что есть универсальные ответы на них, пригодные для всех народов всей планеты… Быть может, достойнее погибнуть, но не менять свой образ жизни, ведь честь и достоинство – вещи, поважнее выживания… Предлагаю думать вместе…

Были ли в Вашей практике проекты, которые особенно запомнились? Чему они Вас научили/что дали?

Для меня был очень важен проект по брендированию Ленинградской области. Я подошел к этой задаче по-своему, решив написать особый путеводитель – по удивительным и загадочным местам области. Путеводитель выдержал 4 переиздания, на его основе мы сделали на Ленинградском областном телевидении более 30 телепередач. Вопреки расхожему представлению, брендинг  местности – это не создание  красивого символа с дальнейшим его рекламированием. Возможно, так было во времена Достоевского, придумавшего бренд «белые ночи» и связавшего его именно с Петербургом – хотя в Стокгольме ночи летом такие же белые. Современный брендинг – это создание идеологии как развития, так и повседневной жизни территории. Это технология управления «рыночным поведением» как территории, так и живущего на ней населения. Это идеологическая деятельность, закладывающая основы для всех последующих этапов развития территории.

Современный брендинг появился всего 20 лет назад. Его создателем является Саймон Анхольт,  первым решивший управлять развитием стран путем управления их имиджем с использованием традиционных маркетинговых технологий.

Брендинг должен привлекать. Привлекать как инвесторов, так и туристов, как местных жителей, так и квалифицированных мигрантов. Сложность создания системы региональных брендов в том, что они должны быть основаны на реальных предпосылках, быть достоверными, и в то же самое время – уникальными, отличающимися от системы брендов соседей. Они должны носить индивидуальный характер и в то же самое время нравиться большинству. Но иного пути победить в конкурентной борьбе по привлечению ресурсов и целевой аудитории в регион, кроме как провести грамотное брендирование территории, нет.

Брендинг приводит к тому, что местность начинает диктовать формат поведения населению. На примере Петербурга это хорошо заметно – петербургская модель поведения, характеризующаяся повышенной внутренней дисциплиной, подчеркнутой вежливостью, рефлексией на грани здравого рассудка, соответствует холодности гранита и мрамора, потаенному кипению болотных масс, влажной атмосфере берега холодного моря…  Но образ Петербурга не сложился сам по себе в сознании его жителей  – над его созданием трудились сотни писателей, художников, общественных деятелей. Сейчас настало время провести подобную работу с Ленинградской областью.

Успешным брендингом  в России прославился  город Мышкин Ярославской области. Имея 6 000 населения, он принимает до 140 000 туристов в год, которые обеспечивают городу основной доход. В этом городе нет промышленности, кроме завода по изготовлению валенок, зато более 15 музеев, среди которых – знаменитый «Музей Мыши», более 10 гостиниц в самом городе и еще около 30 – в окрестностях.

Великий Устюг получил всероссийскую известность, как «родина Деда Мороза». После появления этого бренда, за первые три года число туристов, посещающих этот город, выросло с двух тысяч до тридцати двух тысяч в год, а теперь эта цифра перевалила за 200 000. А товарооборот в городе за 7 первых лет существования бренда вырос в 15 раз.

Успешен стал бренд «гусиная столица России» для Олонца. Пролет гусей на север стал для местных жителей временем праздника. Туристы, приезжающие посмотреть на гусиные стаи, кормящиеся на местных овсяных полях, оставляют деньги и в гостиницах, и в кафе, и в сувенирных лавках…

В Ленинградской области благодаря успешному брендированию развивается кольцо из 11 монастырей в восточных районах региона. Монастыри становятся не только очагами духовно-религиозной жизни, но и «точками экономического роста». Притягивая десятки тысяч паломников, они создают предпосылки для развития ремесленных мастерских, сельскохозяйственных предприятий, гостиниц, кафе, культурных центров, служат точками развития художественной самодеятельности и краеведения.

Каждый город старается использовать в качестве бренда имя своего известного уроженца. Для Тихвина это – Римский-Корсаков и Тэффи, для Выборга – Агрикола и Торгильс Кнутссон, для Рощино — Эдит Сёдергран и её кот Тотти, для Сясьстроя – Юрий Кукин… В их честь проходят фестивали, их именами называются парки и библиотеки…

Отлично работает бренд «последний замок» в Выборге. Действительно, расположенный там замок – последний западноевропейского типа, находящийся  на территории нашей страны, и его наличие диктует поведение жителей города, создавая фон для постоянной игры « в средневековье»,  выражающейся во множестве примет —  от рыцарских турниров до средневековых блюд в ресторанах. Эта игра  очень нравится приезжим и лежит в основе доходов здешнего малого бизнеса.

Но брендирование важно не только для туристов и инвесторов в туриндустрию – это всего лишь две целевые группы из множества, на которые нацелено влияние брендов. Брендинг – это многомерный процесс целенаправленного развития территории в сторону устойчиво привлекательного образа, а привлекательность – дело индивидуальное. Единственное общее для всех предложение от любого бренда – это предложение осуществления мечты.
Ленинградская область может позиционировать себя, как место, где мечты сбываются. Где люди обретают счастье, потому что получают то, к чему так долго стремились.

Здесь можно почувствовать собственную уникальность, работая на предприятии, выпускающем уникальную продукцию для всей России (электрокорунд, производимый  в России только в Бокситогорске), можно в белом халате за пультом из научно-фантастического фильма давать энергию для освещения всего Петербурга (с Атомной электростанции в Сосновом Бору), можно жить в монастыре, покинув мир, а можно – в светской экологической коммуне, занимаясь сельским хозяйством в кругу интеллектуальных единомышленников (бренд «копорский чай из Гришино»), можно погрузиться в западноевропейское средневековье, а можно – в мир России 17 века.
Потенциально успешными могут стать бренды «живая земля» , обозначающий быструю переработку отходов животноводства и птицеводства в удобрения, «вечная энергия», относящийся к выпуску и установке теплонасосов, «новый клондайк» , под которым собраны технологии по добыче редкоземельных элементов из отвалов горной добычи…

Даже отрицательный бренд может стать положительным. Например, борщевик можно превратить в людском сознании, а затем и в технологической практике, из сорняка в источник биоэтанола (бренд «русская Бразилия»).

Брендинг территории – основа для дальнейшего планирования её развития. Но он требует очень серьезной и вдумчивой работы, не прощает ошибок и нелепых выдумок. Вербализация особенностей территории – есть ключ к счастью её населения.

Поделитесь своими планами на будущее. Какие новые задачи/направления Вы для себя наметили?

Недавно я выпустил книгу «Крах проекта «Человечество» (мир в 2050 году)». Это – первая из большой серии работ, повествующих о наиболее вероятных вариантах развития цивилизации и человечества в среднесрочной перспективе. От прочих футурологических исследований она отличается учетом экологических факторов, влияющих на развитие стран и народов и популярным стилем изложения.

Моя основная задача была — рассказать правду о будущем представителям креативной части национально ориентированных элит различных стран, показать, что их надежды на оптимистический вариант развития научно несостоятельны, и поставить их перед необходимостью резко изменить систему ценностей. Я надеюсь, что таким образом – говоря правду о будущем —  будет возможно управлять направлением и силой экологических кризисных явлений.

Сейчас наш авторский коллектив работает над книгами «Россия- 2050», «Ближний Восток – 2050», «Китай -2050». В планах также книги по Закавказью, Средней Азии, Среднему  Востоку, Индии, Магрибу, Южной Африке, и так далее.

Как Вы считаете, какова роль экологов в современном мире?

YUrij-Laptev-artfactotum-hudozhniki-syurrealizm-14

Человек, овладевший экологическим взглядом на мир, видит взаимосвязь между теми явлениями, которые большинству людей кажутся совершенно независимыми друг от друга. Посмотрев на пейзаж, он видит одновременно не только его, но прошлое и будущее этой местности. По личинке насекомого он понимает, какие породы деревьев будут расти здесь через полсотни лет; по колебанию уровня воды в колодцах прогнозирует развитие сельского хозяйства и существование здешних поселков; по росту количества знойных солнечных дней – предвидит рост преступности в городах.

Детерминированность поведения людей относительно природных условий обычно находилась за гранью осмысления публицистикой, как некая константа, с которой все равно ничего нельзя поделать. Но это ложное представление; отсюда, например,  берут корни концепций развития городов, в которых не учитывается кардинальная смена этнического состава их населения в ближайшие двадцать лет, а, следовательно, и смена запроса к урбанистической культуре; прогнозы развития стран, не учитывающих превращения ныне плодородных почв в пустыню опять же на протяжении ближайшего двадцатилетия…

Еще одна ошибка – считать, что конец человечества состоится, разумеется – но не сейчас и даже не в ближайшую тысячу лет. Это заблуждение происходит из-за того, что люди привыкли считать, что перемены на планете происходят медленно. Хотя все знают, что этнический состав Римской империи во время Великого переселения народов кардинально изменился за 15 лет. И все видели, хотя бы в кинохронике, замерзших заживо, буквально за минуты, мамонтов с пучками зеленой травы в пастях. На самом деле катастрофы только подготавливаются медленно. А происходят быстро. Для примера возьмем пруд, который зарастает кувшинками. Количество кувшинок увеличивается в геометрической прогрессии, и в первые дни катастрофы это не пугает, подумаешь, одна кувшинка, затем – две, затем – четыре, затем – восемь… Но это означает, что если сегодня всего половина пруда занята кувшинками, то завтра мы не увидим открытой воды.

Гуманитарный подход к человечеству переоценивает роль воспитания, в результате скатываясь к «гуманитарному ламаркизму». В широком смысле к ламаркистским относят различные эволюционные теории (в основном, возникшие в XIX — первой трети XX веков), в которых в качестве основной движущей силы эволюции (изменения видов) рассматривается якобы имеющееся внутренне присущее организмам стремление к совершенствованию. Как правило, большое значение в таких теориях придаётся и влиянию «упражнения» и «неупражнения» органов на их эволюционные судьбы, поскольку предполагается, что последствия упражнения или неупражнения могут передаваться по наследству. В религии мы наблюдаем похожий подход в отношении к медиации, как к инструменту очистки кармы. Ламаркизм был давно опровергнут опытами Августа Вейсмана, отрубавшего мышам хвосты – поколение за поколением. Но породу бесхвостых мышей вывести так и не удалось. Точно так же воспитанием или медитациями невозможно изменить национальный характер этноса, особенно – в будущих, еще не родившихся, поколениях. Изменения в культуре верхушки народа могут никак не коррелироваться с манерой поведения среднего представителя этноса.

Так же ошибочно и представление о том, что если на Земле существует какой-то феномен, связанный  с окружающей природной средой, например, какой-либо экотип, то он природе «нужен». На самом деле природе не нужно ничего, у неё нет цели, нет желаний, нет морали и жалости. Примеры сотен тысяч вымерших видов – «тупиковых ветвей» эволюции – это подтверждают. Так-как у нас нет никаких оснований считать эволюцию живых существ остановившейся, то мы с уверенностью можем сказать, что практически все виды ныне живущих существ, в том числе и человек, являются «тупиковыми видами».
Единственное, что «нужно» природе – занять все возможные экологические ниши, в том числе – за счет патологических изменений вида, которые в нем происходят, когда он занимает новую природную нишу.  Из этого не следует, что нужно с уважением относиться ко всем последствиям подобной экспансии, относится ли это к инвазивным видам или к экотипам самого человека. Нет никакого основания с уважением относиться к тому процессу и его невольным участникам, при котором человечество освоило ранее непригодные для жизни территории, потеряв в качестве жизни, но зато приобретя букет патологий внутреннего строения, внешнего  облика и менталитета.

Изменения в окружающей нас жизни происходят быстрее, чем люди успевают их осознать. Экологический взгляд на мир позволяет хотя бы понять причины происходящего.
Кто, кроме экологов, двадцать лет назад предвидел, что в настоящее время половина населения России не будет иметь доступа к нормативно чистой питьевой воде и будет дышать воздухом, загрязненным вредными веществами в 10 раз больше, чем положено по стандартам Всемирной организации здравоохранения?

Какие сейчас существуют экологические проблемы в мире/в стране?

Современный мир находится в критической точке. Тут совпало слишком многое — и вершина полуторатысячелетнего цикла естественных климатических изменений, и достигшее губительного уровня воздействие антропогенного экологического кризиса, и огромное, невиданное никогда прежде население планеты.

Признаки этого глубочайшего кризиса — резкое изменение климата, рост природных катастроф, сокращение ресурсов чистой пресной воды и обрабатываемых земель, ухудшение здоровья населения, отказ систем естественного иммунитета человека, уничтожение множества видов живых существ, неконтролируемая климатическая миграция (только из дельты Инда, где из-за уменьшения речного стока морская вода заместила пресную, бежали 150 тысяч человек)…

Главных причин глобального кризиса, по сути, три.

Одна —объёмы товарного производства, которые, с одной стороны, недостаточны для удовлетворения потребностей человечества, а с другой —в среднем в 2,5 раза (исходя из расчёта экологической ёмкости Земли) превышают возможности планеты. Коллизия, однако, в том, что и снизить производство невозможно — это приведёт к коллапсу экономики в мировом масштабе.

Вторая причина — перенаселённость планеты. Большинство учёных считает, что оптимальная численность человечества, с учётом пределов потребления и производства,должна составлять от 600 миллионов до 1 миллиарда человек. Однако к середине прошлого года население Земли достигло уже 7,6 миллиарда человек и продолжает расти. Надежды на сокращение численности не оправдались. Наоборот, нас ждёт, по прогнозам ООН, беспрецедентный рост рождаемости, особенно в Африке.

И, наконец, третья причина — планетарный экологический кризис, который происходит по велению матушки Природы примерно каждые полторы тысячи лет. Предыдущий такой кризис протекал гораздо мягче, чем тот, который ждёт нас. Он не был осложнён антропогенным воздействием и столь сильной перенаселённостью нашей планеты, да и ядерного оружия ещё не придумали. Тем не менее, изменение климата и усыхание значительной части степей Азии, Африки и Америки вызвало несколько волн беженцев. Эти волны прокатились по всей Земле, разрушили большую часть развитых государств и вошли в историю как Великое переселение народов. В наши дни столь массовая миграция грозит полным коллапсом цивилизации и возможной ядерной войной…

Всё это позволяет сделать, по крайней мере, три практических вывода.

1.Экономическое прогнозирование, не учитывающее состояние природной среды и здоровья населения,— неверно в принципе. В связи с этим ожидания экономического и гражданского роста Ближнего и Среднего Востока, Индии, Китая, ряда стран Африки и Латинской Америки ошибочны, потому что не учитывают последствия экологического кризиса, в частности — нехватку воды (в том числе пресной), опустынивание почв и разрушение инфраструктуры.

2. Для всех развивающихся стран и тех стран, которые ещё не успели встать на этот путь, единственная возможность сохранить в ходе кризиса хотя бы часть населения — это экспансия, военная или экономическая, то есть прямой захват ресурсов у соседей (пример — арабо-израильский конфликт из-за Тивериадского озера). А значит, мировое сообщество должно быть готово к таким конфликтам;

3.Значительная часть нетронутых природных ресурсов, в том числе запасов пресной воды и неистощённых почв находится в России. Это говорит о том, что в скором будущем нас ожидает немало конкурентов, которые захотят овладеть этими богатствами. А  друзей и союзников в период экологического кризиса не бывает.

Ситуация крайне сложная: решение проблемы невозможно никакими методами — ни технологическими (развитие технологий), ни военными (уничтожение противника), ни политическими (создание системы копромиссов).

В сложных системах особенность критических точек (точек бифуркации)— в том, что они создают возможность значимых последствий в результате сверхмалых воздействий. Феномен таких воздействий был открыт ЭдвардомЛоренцом и называется «эффектом бабочки». Смысл в том, что, образно выражаясь, взмах крыльев бабочки в нужное время и в нужном месте в силах породить ураган в Южной Атлантике.

Фактически единственная реальная форма защиты существования как своей страны, так и Земли в целом — в управлении экологическим кризисом, которое заключается в воздействии на системы ценностей лиц, принимающих решения в странах, максимально влияющих на состояние природы мира. В идеале системы ценностей элит должны «вырасти», если взять за пример роста возвышение потребностей согласно «пирамиде Маслоу».

Метод управления экологическим кризисом — это выдача математически выверенных прогнозов развития страны (региона, континента) в недалёком будущем (до 2050 года), с обязательным учётом воздействия экологического кризиса. Тогда и все жители смогут получить достоверную информацию о развитии окружающего мира и своём месте в нём.

Для национально ориентированных элит, которые к тому же являются приверженцами потребительской системы ценностей, информация о «пределах роста»,экологическом кризисе и его последствиях говорит только об одном: ни у нас, ни у наших народов нет будущего. На самом деле будущее есть. Но для этого надо отказаться от консьюмеристской системы ценностей и понять, что старая философия развития, которая прежде всего требовала количественного роста всего и везде и ставила проблемы экологии на самое последнее место, — такой подход к будущему уже невозможен.

Надо выбирать другую систему ценностей, как это сделала, например, Япония в эпоху Мейдзи (1868–1873).

На Ваш взгляд, требуются ли новые реформы нашему законодательству?

Самый легкий вопрос. Требуется всего одна реформа – полная ликвидация всех государственных предприятий. Любое производство, так же как и  любая собственность, должны находиться в частных руках. За государством – остается сфера контроля и обеспечения правопорядка, а также взимания налогов для поддержки малоимущих.

Оцените, пожалуйста, так называемую «мусорную реформу». Ее внедрение, качество проводимых государством мероприятий и акции протеста, связанных с несогласием граждан платить высокие налоги региональным операторам, низкое качество оказываемых операторами услуг, строительство новых полигонов и заводов для переработки мусора.

Почему-то бытует такое мнение, будто все проблемы «мусорной реформы» — в не налаженной пока еще системе раздельного сбора отходов. На самом деле проблемы раздельного сбора мусора никогда не существовало.  Есть проблема нехватки перерабатывающих мощностей, связанная с отсутствием устойчивого сбыта на большинство товаров из вторичного сырья.  Фактически успешно реализовываются отдельные фракции макулатуры, стеклобой, почти все виды пластика, искуственный щебень, в том числе – бой кирпича, все виды металлов, в последнее время – ветошь.
Люди по — прежнему имеют право разделять мусор и сдавать его разным фирмам —  либо бесплатно, либо с получением возмещения за потраченый труд и время. Но бесплатно этого делать никто не обязан, а любые законодатели, решившие вменить это населению в безвозмезную обязанность, будут привлечены к суду. Для охраны среды разделение бытового мусора с последующей переработкой играет незначительную роль, так-как общие объемы коммунальных отходов составляют всего 3-4 % от общего количества отходов хозяйства страны.

Сейчас государство планирует поддерживать и стимулировать бизнес, который придет в мусорный кластер и бизнес, который будет строить новые мусороперерабатывающие заводы. Поддержка — субсидии по процентным ставкам банков и компенсация части прямых затрат на строительство. Но, к сожалению, как и всегда у нас, чиновники пытаются применить зарубежный опыт. Опыт зарубежных стран показывает, что более полувека назад мусор было выгодно сжигать – растущие города нуждались в энергии, а утилизация золы для страны, имеющей выход к океану, не представляла тогда проблемы. Такой опыт нам не подходит – как в силу слабой производственной дисциплины в нашей стране, так еще и потому, что регион наш является энергоизбыточным и строить новые мощности для производства энергии нам незачем – энергию будет некуда продать.

Лучший для нашей страны опыт создания промышленности по переработке отходов – это отечественный опыт. Пример других стран нам мало подходит. Там другая производственная дисциплина, другая стоимость вторичного сырья, другие запросы – нам, к примеру, нужно много искусственного щебня, а в Швеции нужна тепловая энергия. По развитости технологий полной переработки отходов наша наука – одна из передовых в мире.
Государственная поддержка нужна только для того, чтобы на предприятия по переработке отходов было бы направлено достаточное количество этих самых отходов.

Наилучший способ переработки отходов – это их сепарация на фракции вторичного сырья (бумагу, пластик, металлы, стекло), переработка каждой фракции в отдельности (тут способов столько, что их невозможно перечислить), и в последующем — измельчение того, что осталось («хвостов», если использовать термин горняков), обеззараживание получившейся гомогенной смеси, соединение со связующими и литификация, то есть , превращение в безвредный нерастворимый камень с твердостью известнякового гравия. Это самый дешевый способ превращения отходов в товар. К тому же искуственный щебень всегда имеет спрос на рынке, то есть его продажа сделает мусоропереработку прибыльной производственной отраслью и выведет её из сферы обслуживания. Таким образом, в перспективе жители будут получать плату за то, что сдали мусор на переработку, а не платить за его вывоз со двора. Сейчас опыт литификации внедряется специалистами ООО «Новый Свет-ЭКО», создающими первый в стране завод по полной переработке мусора.

За последние годы специалистами ООО «Новый Свет-ЭКО» отработаны технологии глубокой переработки различных видов отходов, в том числе внедрены наилучшие доступные технологии, такие как:

— литификация фильтрата, то есть утилизация фильтрационных вод в безопасный инертный материал, который можно использовать для собственных нужд полигона, а также в дорожном строительстве;

— производство 4-х видов топлива из отходов, в том числе рдф, топливные брикеты из биоразлагаемых фракций, жидкое топливо, рдф-кокс (аналог коксового угля), пригодных для применения в котельных, ТЭЦ, цементной и иных областях промышленности;

— производство топливной щепы из древесных отходов для использования в котельных;

— утилизация полимерных отходов в рамках производства изделий из полимер-песчаного композита для благоустройства территорий и иных отраслей народного хозяйства: скамейки, люки, ограждения, тротуарная плитка и прочее;

сбор свалочного газа для уменьшения пожароопасности и снижения неприятного запаха с тела полигона.

Технологии и современные решения, применяемые Компанией позволяют перерабатывать до 80% отходов, превращая мусор в товар.

Указанные проекты реализованы не только на бумаге, но и в «металле» — производственные участки сформированы и готовы к эксплуатации. Остается открытым вопрос с выбором территории для размещения такого рода экотехнопарка. Его решение потребует согласования администрации региона, проведения экспертиз и публичных обсуждений проекта в соответствии с нормами действующего законодательства РФ.

Подобные экотехнопарки, мощность которых будет достаточна для переработки всех видов бытовых оходов, образующихся в двух регионах, планируются к открытию и Региональным оператором в Ленинградской области.

Таким образом, ближайшая перспектива решения пресловутой «мусорной проблемы» будет заключаться в создании коммерческих производств, выпускающих из мусора продукт, имеющий устойчивый спрос и перевода всей «мусорной отрасли» из сферы обслуживания в сферу товарного производства. Настанет день – и мы будем не платить за вывоз мусора с наших дворов, а получать деньги за сдачу сырья на мусороперерабатывающий завод.

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner