Блог экологических скептиков

Как WWF зарабатывает на московском зоопарке

Если вы москвич или гость столицы, возможно, вы помните, каким был Московский Зоопарк еще каких-то 5 лет назад. Нелепым, с огромным числом палаток из 90-х, запахами жутких жирных пончиков и сладкой ваты, с оравой детей на главной скульптурной композиции в центре и десятком еще советских каруселей

А потом пришли изменения. Вместе с увольнением бессменного руководителя Зоопарка Владимира Спицына (ныне — президент МЗ) наступили перемены: директором пригласили бывшего бухгалтера из банка «Петрокоммерц» Наталью Колобову, а она — свою команду, которая стала выживать опытных сотрудников. В целом, позиция Колобовой была понятна: команда Честиных и прочих зеленых поставила ее разгрести непаханое поле прекрасного канала по отмыванию отжатых на экологию денег.

К своей задаче Колобова подошла со всей ответственностью:

— все лекции, экскурсии и прочие образовательные проекты Зоопарка, которые раньше спонсировал город, теперь должны были оплачивать сами посетители;

— билеты подорожали до 500+ рублей, причем уже без традиционного разделения на коренных жителей столицы и «гостей»; после исчезла половина льгот, начиная с бесплатного билета для студентов;

— вместо 100+ палаток осталось 13, но (цитируем интервью г-жи Колобовой Forbes) с сохранением прежнего уровня дохода Зоопарка от аренды площадей — посчитайте, сколько стоит кв2 у Колобовой;

— сокращение трети штата квалифицированных научных сотрудников, еще раз, сокращение, а после — прием на работу менеджеров из того же «Петрокоммерца». По заверениям действующих сотрудников, Колобова нанимала «психологов», которые работали с работниками Зоопарка, якобы для снятия стресса — работа-то сложная — а на деле намеренно доводили человека до состояния «увольняюсь по собственному»;

—  бредовые идеи самой Колобовой вроде заселения вольеров для хищников домашними животными в зимнее время года — отсюда — постоянные жалобы посетителей, которые не за это платили деньги (и немалые — см. 2 пункт);

— парк облагородился: появились новые дорожки, фонари, дорогущие (судя по опубликованным сметам) ребрендинг и сайт — все, чтобы заманивать посетителей  внешним блеском.

В итоге — Зоопарк стал приносить огромные прибыли, которые как-то терялись в недлинном пути до городского бюджета и растворялись в бесконечных акциях WWF (который, напомним, возглавляет Игорь Честин). Спустя всего 3 года Колобову увольняют, вернее, отказываются продлевать с ней контракт — на эту тему много писали СМИ, вокруг Колобовой («которая не привыкла к публичности», бедняга) разразился серьезный скандал. А на ее место назначают … бывшего заместителя генерального директора (Натальи Колобовой то есть) и коммерческого директора (или «заместителя руководителя по коммерческой части) Светлану Акулову 28-ми лет от роду.

Часто ли вы слышали, чтобы коммерческим директором, по сути, вторым лицом после генерального директора брали «человека с улицы»? Ну конечно, нет. Акулова — ставленница Колобовой, человек из ее команды, которую все сотрудники, опасаясь новой волны увольнений, в голос называли «своей», «родной» и т.д. А на деле — еще один бездушный финансист, гребущий деньги в свой и честинский карманы и ноль любви к делу сотрудников Зоопарка.

P.S. «Конец правления» Колобовой отмечен трагическим событием. На территории Зоопарка в течение 30 лет действовала студия художественных искусств для детей и подростков в рамках работы научно-просветительского отдела МЗ. Здесь работала Лилия [пресса умалчивает фамилию], талантливая художница, которая, имея три высших образования, пришла работать к отцу в студию. Попав под очередное массовое сокращение сотрудников, девушка не выдержала этого потрясения и покончила с собой. Эта работа была для нее смыслом жизни. Впрочем, как и для многих сотрудников Московского Зоопарка.

Источник

Блог экологических скептиков

Бесчестные Честины. Как отжать у Москвы зоопарк, а у Дагестана 25 млн. рублей

Как охрана окружающей среды превратилась в семейный бизнес Честиных? Все благодаря ее отцу, Игорю Честину, главе российского отделения Всемирного фонда дикой природы (сокращенно, WWF)

Именно он лоббирует идею передачи Московского зоопарка из подчинения департаменты культуры Москвы в городской департамент природопользования, где у него обширные и долголетние связи. Благодаря которым Игорем Честиным был выстроен добротный семейный бизнес в области охраны окружающей среды.

Как уже сообщалось ранее в СМИ, тандем «Гринпис» и WWF последние двадцать лет выступают в качестве «общественного министерства экологии». И совместно с реальным Минприроды сначала создают искусственные экологические барьеры для бизнеса и общества, а потом продают разрешения на «доступ к телу». Ежегодно бизнес перечисляет в бюджет около 30 миллиардов рублей экологических платежей. А процесс оформления документации обходится предпринимателям еще приблизительно в 150 миллиардов. Эти деньги растворяются в процессе, который контролирует не государство, а общественные организации. Глава WWF Игорь Честин на протяжении долгих лет, фактически, руководит Общественным советом Министерства природных ресурсов и экологии. Совет навязывает министру все ключевые решения. Хотя, по всей видимости, министр и сам не против — лично выключает освещение в Кремле в рамках акции «Час Земли» по указанию Игоря Честина.

Существенные денежные поступления в WWF Честин обеспечивает из регионов. Недавно, правительство Дагестана подписало соглашение с фондом о программе по восстановлению популяции передне-азиатского леопарда, который был замечен в горных районах республики. Сумма перечислений превысила 25 млн рублей. Только, видимо, в Дагестане не знают, что уже 10 лет такая же программа работает в Краснодарском крае и там глава WWF уже набрал таких же «грантов». Однако говорить об эффективности использования этих средств не приходится. Половина полученных денег уходит на комфорт и вознаграждение сотрудников фонда. Так, по данным от источника в компании «Вымпелком» (ТМ «Билайн»), из спонсорских перечислений, выделенных на программу по реинтродукции (восстановлении популяции) кавказского леопарда, около 50% ушло на медицинскую страховку 94 сотрудников московского отделения WWF. Леопарды еще не выпущены в природу, зато сотрудники надежно застрахованы. Представители компании были возмущены такими нецелевыми тратами, но WWF специально размещает в договоре пункт о неразглашении, чтобы избежать огласки.

Жена Честина — Татьяна (в девичестве — Каргина), является одним из руководителей «зеленого» движения «ЭКА», которое известно тем, что поднимает бунты в регионах, где планируются крупные инвестиционные проекты. Из под пера этого движения вышли скандальные инициативы «Стоп-Никель» в Воронежской области и «Стоп-ГОК» в Челябинской области. Консолидированный бюджет обеих областей не досчитался миллиардов рублей налоговых поступлений из-за приостановки проектов. Помимо этого, Татьяна Честина не гнушается и заработком от государственных контрактов, которые лоббирует ее муж. Так, в рамках ФЦП «Вода» движение «ЭКА» получает десятки миллионов бюджетных средств от Минприроды на программу просвещения о сути ФЦП в российских школах.

Такие случаи явного конфликта интересов абсолютно никем не замечаются. Во-первых, никто из фигурантов не занимает чиновничьих должностей. Все из семьи Честиных — уважаемые общественники. Во-вторых, по крайней мере, Игорь и Татьяна Честины выражают активную оппозиционную точку зрения. Они входят в Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина, регулярно участвуют в правозащитных форумах. Расследования Навального никогда их не затронут — срабатывает корпоративная солидарность. Остается вопрос — зачем, WWF, организации, которая свыше 85% своего бюджета получает из-за рубежа (из США, Германии, Швейцарии) собирать деньги в России? Ответ прост. Личная заинтересованность руководителя, который с 1996 года выстроил теневую монополию на экологию в России. Семейный бизнес — выгодный бизнес.

Источник

Блог экологических скептиков

Голый Greenpeace

Так и не дождавшись обещанных подробностей, мне пришлось самому обратить внимание на очередную коммерческую затею зелёных по уши жуликов от «экологии». На своем сайте они опубликовали «доклад«, посвященный обнаружению неких химических соединений, якобы, запрещенных в Европе, в детской одежде [премиум брендов.]


Но, вернёмся к ужасным этоксилатам нонилфенола, вызывающим столь тревожные переживания у гриписовских борцов за всё хорошее. Как я много раз упоминал, в основе абсолютно всех алармистских выступлений, лежащих на грани и за гранью закона, всегда лежать ложь и коммерческие интересы.
Начнем со лжи. Все перечисляемые в красочно оформленном «докладе», за который, кстати, было наверняка отвалено немало собранных с послушных хомячков денег, на самом деле не являются ни признанными опасным, ни запрещеннымии. Мракобесы, использующие незнакомые несведущим обывателям слова и выражения, жонглируют понятиями, выдавая одно определение за принципиально иное.
Начнем с того, что указанные вещества являются «потенциально опасными» и могущими вызывать негативные последствия для живых организмов. На самом деле, никаких аргументированных исследований, доказывающих ядовитые и канцерогенные свойства этих соединений, не существуют. Европейская бюрократия в очередной раз перестраховалась, внеся эти вещества в директиву 2003/53/EC, ограничивающую, но, внимание, не запрещающую полностью использование этих веществ. К слову, американские коллеги, обычно гораздо более строгие в отношении всяческих запретов и разрешений, до сих пор, до конца текущего года, разрешают применять эти ужасные этоксилаты в составе [промышленных стиральных порошков!]
Но это — ещё не всё! Читаем «доклад» гринписовских экспертов:

Казалось бы, зловредные отравители разоблачены, нарушения доказаны! Ан нет, тут опять таки, говоря словами персонажа Булгакова, имеем случай так называемого вранья! Стоит внимательней вчитаться в ту самую директиву 2003/53/EC, как выясняется, что эти строгие нормы касаются только

Как говориться — «ловкость рук и никакого мошенничества!» Хотя, на самом деле, мы наблюдаем откровенное передёргивание, за которое в приличных местах бьют канделябром. Но борцы за экологию никогда и не относились к добропорядочным и законопослушным игрокам. Взять хотя бы, к примеру, это мы уже переходим к коммерции, что обращения в суд и прочие инстанции, со стороны Greenpeace, при всей декларируемой ими армии юристов и адвокатов, — экзотические редкие случаи! Мазать краской чужое имущество, жечь файеры и бегать голышом — куда эффектней для целей именно навязывания образа «борцов за всё хорошее против всего плохого!»
(как видите, голым, в итоге, оказывается сам гринпис со своими дурачками)

Голой жопой против глобального потепления!
Целью деятельности этой организованной банды рэкетиров и обманщиков, вовсе не являются провозглашаемые ими цели, рассчитанные на простодушных дурачков, тронутых благородством замыслов и размахом «операций»:

Законные методы борьбы за экологию неприемлемы для руководства «экологистов», ибо исключают возможность «договориться» с очередной жертвой экошантажа.
Ведь не напишешь потом в прокуратуру, дескать, извините, был неправ, оказывается, Louis Vuitton ничего не нарушал! Зато, по замыслу организаторов очередной провокации, нанеся показательный удар по репутации компании среди телепузиков, ведь гринпис всеми силами перестарается раздуть эту акцию до ушей каждого, кто ранее и не слыхивал о таковом бренде, можно будет предложить жертве некий экологический план сотрудничества, запустив, таким образом, руку в немаленькие рекламные бюджеты супербренда. Ведь «экологи» избрали своей целью ни какую-то, к примеру, BATA, продающую изделия из кожи в количествах в сотни тысяч раз больших объёмов Louis Vuitton, а именно, исключительно сверхдорогую марку. Известная с тех самых «девяностых» практика: наезд-откат!
Между прочим, тема коммерции в данном случае, ещё до конца не исчерпана:

Та же Директива 2003/53/EC.
Догадываетесь, в чью сторону ветер дует? Можете считать меня испорченным, но я вполне допускаю, что дело касается банального лоббизма в сторону производителей альтернативы объявленного нежелательным вещества. Тем более, что ярчайшие примеры бездоказательного с научной точки зрения, но вполне окупившегося экономически, шулерства вокруг тех же фреонов, приведшего к масштабному переделу целых мировых отраслей и рынков, уже имеются.

Вот, чтобы далеко не ходить, ещё пример примитивного экожульничества (из того же «доклада») от Greenpeace:

Фталаты, соли фталевой кислоты, присутствуют во многих природных источниках, в том числе,
[лекарственных травах:]
А сурьма, вероятно, присутствует в составе сплавов, наряду с ещё более ужасающими никелем и прочими висмутами!
По крайней мере, авторы страшилки, совершенно намеренно умалчивают и о форме нахождения сурьмы, и о количествах. Зная мошеннические замашки «экологов», могу утверждать, что так оно и есть на самом деле.

Снова, на фактах, я показал всю глупость и деструктивность любых, осенённых «экологическими лозунгами» разного рода и масштаба движений, в реальности, построенных только для добывания бабла из доверчивых граждан и опасливых коммерсантов.

Самопровозглашённых борцов за мир и природу, почему-то, совершенно не волнуют ни горящие на Майдане покрышки (в других регионах «зеленые» прямо мухами чуть ли не мрут в борьбе с единичными случаями возгарания), ни гибнущие там люди, ни проблемы экологии в Китае:

И это закономерно — ведь денег ни там, ни там, не получить, а вот проблем и неприятностей — много и гарантированно!
Куда спокойней и эффектней портить нервы богатеньким безобидным мировым брендам!

Источник

Блог экологических скептиков

Пределы Роста. Часть вторая

Казалось бы, равновесие в биосфере можно восстановить силами людей, допустим, перерабатывая отходы. Но любая людская деятельность, даже переработка отходов,  в свою очередь создает новые отходы, которых всегда больше, чем полезного продукта — в среднем в 2,5 раза

Gibsons_Scrap_Yard

Иными словами, увеличив свой «экологический след» запредельным потреблением пресной воды, и начав производить пресную воду самостоятельно (не ждя дождя, а опресняя морскую) мы потратим столько энергии, что не уменьшим, а увеличим свой «экологический след».  С посадкой леса – та же история. Лес на планете сажают миллионы человек, в этой работе – велик элемент ручного труда. Обеспечение этих людей заработной платой и прочими ресурсами для их существования покрывает все выгоды для природы от посадок леса. То есть те, кто сажает лес, своим существованием вредят природе больше, чем помогают.

Вдумайтесь. Даже те, кто заняты природовосстановительной работой, приносят природе больше вреда своим существованием, нежели пользы  —  своей деятельностью! Это – частное следствие так называемого «закона стрелы Аримана», о котором мы поговорим в заключительной части нашей работы.  Используя шахматный термин, мы живем в мире цуцванга, где любой наш ход ухудшает наши позиции. Почему это происходит? Об этом вы прочтете в следующих главах книги.

Экологический цуцванг
 Есть такое правило, основанное на втором законе термодинамики – отходов всегда больше, чем конечного продукта. В 1997 году компьютер в среднем весил 25 кг.. а при его изготовлении больше 60 кг. материалов уходило в отходы (не считая отходов от производства энергии и добычи полезных ископаемых). Сейчас компьютеры весят меньше, но соотношение продукта – отходов не изменилось, разве что отходы стали токсичнее. В теории мы можем переработать все отходы в полезный продукт, но на практике далеко не в каждой стране для этого могут найтись деньги. Либо получаемый из отходов продукт будет так дорог, что его никто не купит.

Предел по выбросам в атмосферу вредных веществ также достигнут. По данным Всемирной организации здравоохранения, 90% населения Земли дышат воздухом, не соответствующим нормативам ВОЗ. Заметьте, речь идет не о парниковых газах типа СО2, а именно о вредных, опасных для здоровья людей, примесях в воздухе.

И наконец, главный предел – время, отпущенное нам на проведение изменений. В главе, посвященной состоянию водных ресурсов, мы расскажем об этом подробнее, но сейчас поговорим об урожайности. Для примера возьмем Грузию, импортирующую продовольствие в размере примерно 80% от своей потребности, где в климатических условиях, сопоставимых с американскими, выращивается кукуруза. Только в США её урожайность – 120 центнеров на га, а в Грузии – 20. Примерно такие же низкие урожаи и у фасоли – около 7 центнеров. Выращиваются они раздельно, в основном на полях мелких землевладельцев. Низкие урожаи не позволяют использовать кукурузу и фасоль для корма скота, их и людям-то не хватает.
Казалось бы, в Грузии кровно заинтересованы в том, чтобы догнать Штаты по урожайности. И на самом деле есть простой способ её повысить.  Если вьющуюся фасоль сажать вместе с кукурузой, в одну лунку опуская два разных семечка, то мы получим отсутствие нужды в азотосодержащих удобрениях, из-за недостатка которых, собственно, урожайность кукурузы так низка  – бактерии, развивающиеся на корнях фасоли, снабдят азотом корни кукурузы. А кукуруза послужит естественной опорой для фасоли, которой теперь будут не нужны опорные шесты, что сильно облегчит её уборку.  Таким образом, мы можем повысить интенсивность использования гектара земли в два раза. И полученная смесь из двух растений станет идеальным кормом для скота, то есть тем, в чем страна эта очень нуждается.
Это, разумеется, не новость, метод совместных посадок известен достаточно давно, но массово в Грузии не применяется. Почему?  Да потому же, почему не применяются прогрессивные методы биодинамического земледелия по всему миру. Почему идеи Рудольфа Штейнера поддерживаются лишь горсткой энтузиастов? Читатель, вероятно, уже готов ответить на этот вопрос. Причиной всех несчастий человечества является человеческая глупость? Совершенно правильное умозаключение, но слишком поверхностное. Может ли человечество стать умнее? Нет ли и тут пределов? Мы постараемся дать аргументированный ответ на этот вопрос в ходе дальнейших рассуждений.
Мы привыкли, размышляя, ставить телегу позади лошади, потому что считаем, что движение телеги – следствие того, что лошадь её тянет. Но если дорога пойдет под уклон, движение телеги станет причиной того, что лошадь побежит, причина и следствие поменяются местами.
Причиной всего является природа, или, по трактовке креационистов, Господь, Творец, Верховный архитектор всего. Все остальное – лишь следствия , следствия следствий, следствия следствий следствий и так далее. Причина всего происходящего – одна, и поняв это, мы начинаем осознавать следствия тем, чем они есть – чьим-то неправильным выбором…
Как Вы далее увидите, обусловленная природными (экологическими) факторами неспособность большинства людей, этносов и государств к быстрому освоению нового, то есть иными словами – к прогрессу, и есть основная причина будущей скорой гибели человечества, основной ресурсный тупик. Разумеется, на сегодняшний день повышение урожайности – не решение проблемы, оно будет тут же перекрыто мировой рождаемостью. Но в мире рождаемость уже падает. И по прогнозам, на нашей планете при достижении численности человечества в 8 млрд. к 2050 году, рождаемость также упадет и будет иметь коэффициент 2,1 ребенка на женщину.  Это явление называется демографическим переходом, но не является абсолютным, так-как на коэффициенте 0,9 ребенка на женщину, происходит обратный демографический переход и рождаемость начинает увеличиваться, что уже сейчас наблюдается в северных странах.
Как видите, даже уменьшения рождаемости нам ожидать не следует. Да и не поможет уменьшение рождаемости избежать истощения ресурсов.  Ведь рост потребностей у людей продолжится, один обыватель-потребитель может уничтожать ресурсы планеты, как тысяча людей, тратящих их исключительно на пропитание. И второе: успеем ли мы достичь «плато рождаемости» до катастрофы, намечаемой Деннисом Медоузом на середину нынешнего века?

Реприза

Итак, мы обозначили для человечества несколько пределов, к которым мы уже подошли, а некоторые уже перепрыгнули: допустимое количество производства энергии на планете; площадь почв, пригодных для использования, которая постоянно уменьшается; урожайность основных культур, пределы которой также уже достигнуты, если не учитывать ГМО. О пределах иммунной системы человека и о пределах загрязнения вод, как самых ближайших, мы поговорим после.  А сейчас вернемся к главному на мой взгляд, пределу – пределу запаса времени у человечества.
Люди по разному адаптирутся к переменам. Многим нужно времени больше, чем другим. Более того, часто люди начинают активно сопротивляться переменам, потому что следствия  перемен, хотя их и создали они сами – античеловечны, антигуманны по духу. Немногие смогут и захотят жить в мире глобальной экономии всего – от воды до пищи, и, на мой взгляд, правильно сделают, потому что выживание, сопряженное с ущемлением человеческого достоинства, не стоит своей цели.
Ограничение затрат исключительно выживанием и обеспечением необходимого, то есть минимального комфорта, лишает смысла к зарабатыванию сверх меры, а, следовательно, к желанию создать что-то совершенно новое, за которое заплатят миллиарды. Но человечество именно в таких новинках нуждалось всю свою историю. Наконец, это просто унизительно – жить по принципу «от каждого норма, каждому – пайка».
Лишь возможность бесконечной экспансии – есть основа прогресса. В этом и кроется причина вечного спора между экономистами и экологами. Если первые полагают рост возможностей человечества бесконечным, то вторые говорят о каких-то пределах, не понимая, что если росту поставить пределы, то он просто прекратится и даже минимальные потребности человечества правительствам придется покрывать с помощью методов продразверстки. В Советской России уже был поставлен такой эксперимент – и выяснилось, что без надежды обогатиться человек перестает работать.

Но может быть, стоит ради выживания остановить науку, технологии, производство и направить все силы на равное распределение продуктов труда по земному шару? Нет, эта мера не приведет к выживанию, хотя бы потому, что эволюция бактерий не остановится и в скором времени мы получим «супербактерию», на которую разработанные лекарства не действуют, а новые без развития науки и технологий уже не создать.

Деннис Медоуз, один из авторов книг о пределах роста, предполагает, что мир (весь, целиком, несмотря на культурные и прочие различия) будет устойчив, если примет два определения достаточности и будет действовать в соответствии с ними: одно касается материальных потребностей, другое – размеров семьи. В итоге, по его плану, на планете обитало бы примерно 8 миллиардов людей, имеющих в среднем двух детей на семью, с уровнем жизни людей с невысоким доходом, таким, как в низшем классе европейских стран, на конец 20 века. При этом он полагает, что эффективность технологий будет возрастать, люди будут по-прежнему творить и изобретать, иначе все равно продолжающееся удорожание производства, происходящее из-за удорожания добычи ресурсов, не компенсировать.
Какие стимулы будут предложены для того, чтобы люди работали в этой системе, творили, изобретали? Очевидно, только тоталитарные, причем левые или правые, уже не важно. Других то не останется. Так и вижу негров-комиссаров ООН, на митинге убеждающих рабочих РУРа гнать план, потому что в Бирме дети голодают. …

«Устойчивое состояние потребует меньшего потребления природных ресурсов, но гораздо более высоких моральных качеств» — как-то сказал  упоминаемый уже нами Герман Дейли. Только вот не пояснил, с чего вдруг эти высокие моральные качества возникнут, причем у всех людей на планете разом. По опыту жизни в России каждый из нас знает, что дефицит не служит к появлению более высоких моральных качеств – скорее, наоборот…

Правда, есть еще один вариант – система планеты придет в равновесное состояние в результате «обратной связи», своей реакции на действия человечества. Единственное мое опасение – человечество может этого не пережить…

Итак, мы, вероятно, убедили читателей в том, что роста развития у человечества уже не будет и по многим параметрам началась стагнация – к примеру, все больше и больше стран на планете не могут прокормить сами себя, все больше людей бросают свои дома, потому что их поглощает пустыня, все в большем количестве рек нельзя брать воду для полива полей, и так далее. Весь вопрос в том, сколько у нас времени для изменений – двадцать лет, двести, или, как предполагает Деннис Медоуз, время уже ушло и катастрофа неизбежна?

Продолжаем в этом разбираться…

Из книги Юрия Шевчука  «Крах проекта «Человечество»»

Блог экологических скептиков

Пределы Роста. Часть первая

Мы уже потеряли больше земли, чем сейчас обрабатываем. И потеряем оставшуюся в самом скором времени

1422275325_1

Весной в одном из городков Западной Грузии попал под земляной дождь. С неба падали черные струи, расплываясь грязными ручьями на мостовых, оседая земляным налетом на автомашинах, оставляя гадкие пятна на одежде…

Где-то далеко, возможно – в Иране, буря подняла в воздух несколько сантиметров почвы, а вместе с ними – надежды земледельцев на урожай, сытую зиму, очередные взносы за земельную ипотеку и обучение детей… Этого бы не случилось, если бы на полях оставляли бы древесные ветрозащитные полосы площадью в 20% от распахиваемой земли. Но в погоне за новыми урожаями хозяева земли решили рискнуть… Примерно так же улетела в воздух с черными бурями «поднятая» казахская целина.

С чего началась современность…

«Пределы роста» — так называлась книга по материалам одноименного доклада Римскому клубу, совершившая переворот в футурологии. Затем примерно тем же коллективом авторов были написаны книги «За пределами роста» и «Пределы роста: 30 лет спустя» (приведенные в этой главе цифры в основном взяты из последней книги). Если в первой книге её авторы отводили на смену курса развития человеческой цивилизации 50 лет (до 2022 года), то в последней был констатирован вывод: пределы роста уже перейдены и катастрофа современной цивилизации в ближайшие два-три десятилетия неизбежна. Так ли это? Давайте подумаем вместе.

Первым о ресурсной катастрофе заговорил Мальтус. И он был совершенно прав – действительно, если ресурсов ограниченное количество, то рано или поздно они кончатся. По мнению его критиков,  он не учел лишь одну вещь – на смену одним ресурсам приходят другие. Например, вместо ископаемого топлива можно использовать возобновляемые источники энергии – биотопливо, солнце, ветер, энергию приливов, геотермальную энергию и так далее. Некоторые до сих пор приводят такой аргумент для опровержения теории Мальтуса. И они не правы. Потому что пределов развития в сложной системе нашей планеты фактически бесконечное количество и на смену одному обойденному возникает новый. Мы можем найти способ произвести на планете сколь угодно много энергии; но мы не сможем его осуществить.

Вся произведенная энергия в итоге превращается в тепло и вызывает нагрев атмосферы. Как оценить предел выделения энергии, который может позволить себе человечество, чтобы не испортить среду обитания? Предположим, можно допустить постоянное увеличение средней температуры планеты в год на 0,1°С. Хотя многие ученые скажут, что и это очень много. Но и тогда человечество может выделять в форме тепла всего лишь  0,175×10^15 Дж/сек. Это в ~15 раз больше, чем выделяется в настоящее время. Хватит ли нам этой энергии? Сейчас США потребляют примерно 25% энергии всего мира, имея 4,5% мирового населения. Чтобы все население планеты сравнялось с энергообеспечением США, нам нужно производить примерно в 20 раз больше энергии, чем сейчас, то есть выйти за пределы перегрева атмосферы. Но на самом деле энергии понадобится еще больше, потому что, пока мы наращиваем производство энергии, население также вырастет. Так что Мальтус был совершенно прав. Просто за одним переделом возникает новый и преодолевать их до бесконечности технологическими методами невозможно. Мы оказались в первом рассматриваемом нами тупике —  тупике предела нагрева атмосферы. Это – первый тупик эволюции человечества, но далеко не единственный.

Почему всего на всех никогда не хватит

Экономист Герман Дейли предложил когда-то три простых правила, которые позволяют определить пределы устойчивости для потоков сырья и энергии.
Для возобновляемых ресурсов – устойчивая скорость использования не может превышать скорость самовосстановления этих ресурсов. Для невозобновляемых – устойчивая скорость потребления не может превышать скорости внедрения технологических инноваций, то есть скорости, с которой невозобновимому ресурсу на смену приходит возобновимый ресурс. Для загрязнений – безопасная скорость их поступления в окружающую среду не может превышать скорость, с которой загрязнитель будет нейтрализован окружающей средой. Три правила Дейли много раз пытались опровергнуть, но пока – безуспешно. Казалось бы, достаточно поставить в «правила Дейли» «человеческий фактор», переложить функции природы на машины, созданные человеком – и бесконечность ресурсов будет достигнута. Но на место одного предела встанет другой. Ниже мы рассмотрим такой вариант.

Пытаясь выразить пределы развития человечества в цифрах, ученые ввели понятие экологической ёмкости планеты Земля и «экологического следа» человечества.
Экологическая ёмкость — количественно выраженная способность среды обитания (количество особей на единицу территории, пределы возможностей среды при хозяйственном освоении территории и т.д.), позволяющая экосистеме существовать без ущерба для составляющих ее компонентов. Преодоление этих пределов ведет к нарушению устойчивости и разрушению экосистемы.
Термин «экологический след человечества» в 1992 году ввел профессор коммунального и регионального планирования в университете канадской провинции Британская Колумбия Уильям Риз.  Термин трактуется так: «Экологический след — это площадь биологически продуктивной территории и акватории, необходимая для производства потребляемых нами ресурсов и поглощения или хранения отходов».
Измеряется экологический след в универсальных стандартных единицах измерения – глобальных гектарах (гга). Глобальный гектар — это условная единица, обозначающая гектар биологически продуктивной территории или акватории со средним мировым показателем биопродуктивности за определенный год.  Этот показатель помогает нам понять, насколько быстро человечество потребляет имеющийся у него природный капитал.

По разным подсчетам ученых, анализирующих экологическую емкость Земли, вырабатывая максимально возможное количество энергии, не разрушающее биосферу, жить на планете, потребляя ресурсы на достойном человека среднеевропейском уровне и при этом не выбираясь за пределы экологической емкости, могут всего 2 миллиарда человек.

Собственно, и работой мы можем обеспечить эти два миллиарда. Остальные, конечно, могут жить на «безусловный базовый доход», занимаясь при этом самым разнообразным творчеством – от вышивания до поэзии. И даже не обязательно, что это творчество будет бездарным.

Хотя в 2018 году состоялся уже второй конкурс по созданию картин среди роботов и мы видим, что машинное искусство практически не отличается от бездарного человеческого. То есть, оно будет принято массами.

Обращаясь к истории, мы видим, как жили привилегированные классы, имеющие безусловный базовый доход со своих поместий, предприятий или банковских вкладов.
Последнее время мы часто слышим, что «безусловный базовый доход» мало того, что искоренит бедность, так еще и послужит развитию искусств и изобретательства…. По моим жизненным наблюдениям, желающих купить на лишние деньги лишнюю бутылочку спиртного или проиграть их в тотализаторе будет куда больше тех, что потратят их на скромную жизнь, полную вышивания, садоводства, и обучения игре на флейте.  У Льва Николаевича Толстого в романе «Война и мир» все герои правящего класса имеют свой «безусловный базовый доход», и даже, согласно указа «О вольностях дворянства», не обязаны служить ни по военному, ни по гражданскому ведомству. И чем они в итоге занимаются? Вышиванием? Нет. Они удовлетворяют одну базовую, постоянную и никогда полностью неудовлетворимую страсть — доминировать. Властвовать. Стать лучше. Значительнее. Написать книгу лучше других, фехтовать лучше других, стрелять, любить женщин больше, чем другие, лучше танцевать, быстрее скакать на коне, активней воевать, успешней убивать…. Стать лучше, сильнее, успешнее… Вот истинная цель индивида, вот ключ к природе человека. И если дать человеку денег, то есть — аккумулированной человеческой энергии, то он потратит их на то, чтобы либо по-настоящему, либо в мечтах возвысится над остальными, увеличив либо свои возможности, либо – потребности. Последнее сделать легче. Творческий человек возвышается в творчестве; прочие — купят либо выпивку, либо нож.

Позже, рассматривая варианты выхода из кризиса, мы еще вернемся к идее ББД.

Нас с нашими потребностями — больше, чем может выдержать Земля. Это неоспоримый факт. И при этом наш глобальный экологический след постоянно растет. С середины прошлого века он вырос в два раза. На сегодняшний день человечество потребляет на 50% больше того, что биосфера способна восполнить (по другим подсчетам – «всего» на 30% больше).

Возможно, не совсем ясно, что такое – пределы в производстве. Это — когда стоимость произведенного становится равна или меньше стоимости производства.
Есть такой наглядный пример. Мы можем практически бесконечно получать синтетическое топливо из отходов, методом пиролиза, например. Но для пиролиза мы должны сжигать другое топливо, чтобы нагревать пиролизную печь. Быстро переработав отходы, богатые органикой, мы начнём кидать в печь все остальные.  И наконец, наступает момент, когда отходы становятся такого качества, что топливо, получаемое из них, целиком начинает уходить на производство новой порции топлива.  Предел достигнут.

Пример с почвами еще более нагляден. В 1950 году на душу населения приходилось 0,6 га обрабатываемых земель. К 2000 году – всего 0,25 га.. Урожайность, правда (усредненно по всем культурам) выросла  в полтора раза. Но население-то планеты за это время удвоилось! Так что результаты «зелёной революции» (резкого повышения урожайности из-за внедрения новых сортов в начале 80-х годов прошлого века) лишь временно спасли людей от голода. Последние два десятилетия производство практически всех видов продовольствия в расчете на душу населения на планете в целом снижается.
При этом динамика ежегодного прироста продовольственных ресурсов на планете за период с 1950 по 2030 гг. тоже резко снижается; так в 1950-1985 гг. прирост составил 30 млн. т, в 1985-1995 гг. – 12 млн. т, а по прогнозу на 1995-2030 гг. – около 9 млн. т.

Еще одна опасность, казавшаяся незначительной, выходит на передний план. К 2035 году на Земле могут исчезнуь все пчелы. Без них будет невозможно разводить до трети важнейших агрокультур. Пчелы опыляют до 80% растений планеты – но с 2008 года численность пчел в России сократилась на 40%, в США погибло 90% диких и 80% домашних пчел, в Китае полное исчезновение пчел привело к тому, что фермеры опыляют растения вручную. Например, в провинции Сычуань рабочие сами опыляют яблони – с помощю специальных метелок. Один человек может опылить 5-10 деревьев в день. Ученые объясняют вымирание пчел воздействием на них частот мобильной связи.
В чем-то, не полностью, заменить пчел могут шмели и некоторые виды мух, а также сами люди. Но гибель пчел дополнительно ударит именно по бедным слоям человечества и повысит цены на продовольствие в глобальном масштабе.

Оценки потенциально пригодных для обработки земель на планете варьируются от 2 до 4 млрд га, в зависимости от того, какие земли считать пригодными. Примерно 1,5 млрд га уже используется под выращивание зерновых, эта площадь более или менее постоянна последние 30 лет, а другие заняты лесом. На лес и идет наступление. По оценкам Экологической программы ООН, выполненным в 1986 г., за прошедшую тысячу лет люди превратили около 2 млрд га плодородных земель в пустоши, на которых земледелие невозможно. Это больше, чем все современные посевные площади, вместе взятые.

Мы сами творцы своего несчастья
Я прошу вас понять и запомнить такую простую вещь – человечество ВСЕГДА уничтожало Землю и НИКОГДА этого в массе своей не осознавало. Только теперь этот процесс резко ускорился и мы уже не успеваем заменить один исчерпанный ресурс другим, почву суши – на плантации хлореллы на мелководьях океана. Тем более, что и океан оказался более загрязнен, чем мы думали. 
За последнее пятидесятилетие около 100 млн га пахотной земли утрачено из-за засоления, на других 110 млн быстро снижается продуктивность.
Скорость, с которой утрачивается гумус, плодородный слой, постоянно растет. До промышленной революции она составляла примерно 25 млн т в год, последние несколько столетий — порядка 300 млн т в год, а за недавние 50 лет — по 760 млн т. Тоже понятно почему – люди из-за голода распахивают горные склоны, не успевают проводить противоэррозийные мероприятия и так далее – зато успевают завести новых детей.
Первое сравнительное исследование потерь почв, проведенное несколькими сотнями региональных экспертов, было опубликовано в 1994 г. В нем сделан вывод о том, что 38 % (562 млн га) сельскохозяйственных земель, используемых в настоящее время, уже деградировали (так же как 21 % постоянных пастбищ и 18 % лесов). Степень деградации варьируется от средней до тяжелой. 
Город Джакарта постепенно захватывает окрестные земли со скоростью 20 тыс. га в год.
Во Вьетнаме теряется по 20 тыс. га в год рисовых полей — они идут под городскую застройку.
В период с 1989 по 1994 гг. в Таиланде 34 тыс. га сельскохозяйственных земель превращены в поля для гольфа.
В Китае с 1987 по 1992 гг. под строительство ушло 6,5 млн га пахотных земель, и одновременно 3,8 млн га лесов и пастбищ пришлось расчищать под пашню.
В США под полотно автомобильных дорог ежегодно отводятся более 170 тыс. га сельскохозяйственных угодий.

Предел урожайности почв для обычных культур уже достигнут. Дальше дело за генетически модифицированными видами. Но многие ученые протестуют против их применения.

Из книги Юрия Шевчука  «Крах проекта «Человечество»»

Блог экологических скептиков

Каким будет мир в 2050 году?

Мы предлагаем вам поразмышлять на, возможно, самую интересную для людей тему – о Будущем. Мы попытались не только достоверно представить наиболее возможный вариант состояния планеты Земля и её населения к 2050 году, но и ответить на вечные вопросы: Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?

80057dcda5cc09dce63b1d5f548ad224

В публицистике довольно редко используется экологический подход к теме социального исследования, кратко характеризуемый учетом влияния на жизнь людей экологических условий местности, где эта социальная жизнь происходит.
Человек, овладевший экологическим взглядом на мир, видит взаимосвязь между теми явлениями, которые большинству людей кажутся совершенно независимыми друг от друга. Посмотрев на пейзаж, он видит одновременно не только его, но прошлое и будущее этой местности. По личинке насекомого он понимает, какие породы деревьев будут расти здесь через полсотни лет; по колебанию уровня воды в колодцах прогнозирует развитие сельского хозяйства и существование здешних поселков; по росту количества знойных солнечных дней – предвидит рост преступности в городах.
Детерминированность поведения людей относительно природных условий обычно находилась за гранью осмысления публицистикой, как некая константа, с которой все равно ничего нельзя поделать. Но это ложное представление; отсюда, например,  берут корни концепции развития городов, в которых не учитывается кардинальная смена этнического состава их населения в ближайшие двадцать лет, а, следовательно, и смена запроса к урбанистической культуре; прогнозы развития стран, не учитывающих превращения ныне плодородных почв в пустыню опять же на протяжении ближайшего двадцатилетия…

Еще одна ошибка – считать, что конец человечества состоится, разумеется – но не сейчас и даже не в ближайшую тысячу лет. Это заблуждение происходит из-за того, что люди привыкли считать, что перемены на планете происходят медленно. Хотя все знают, что этнический состав Римской империи во время Великого переселения народов кардинально изменился за 15 лет. И все видели, хотя бы в кинохронике, замерзших заживо, буквально за минуты, мамонтов с пучками зеленой травы в пастях. На самом деле катастрофы только подготавливаются медленно. А происходят быстро. Для примера возьмем пруд, который зарастает кувшинками. Количество кувшинок увеличивается в геометрической прогрессии – а это означает, что если сегодня всего половина пруда занята кувшинками, то завтра мы не увидим открытой воды.

Гуманитарный подход к человечеству переоценивает роль воспитания, в результате скатываясь к «гуманитарному ламаркизму». В широком смысле к ламаркистским относят различные эволюционные теории (в основном, возникшие в XIX — первой трети XX веков), в которых в качестве основной движущей силы эволюции (изменения видов) рассматривается якобы имеющееся внутренне присущее организмам стремление к совершенствованию. Как правило, большое значение в таких теориях придаётся и влиянию «упражнения» и «неупражнения» органов на их эволюционные судьбы, поскольку предполагается, что последствия упражнения или неупражнения могут передаваться по наследству . Ламаркизм был давно опровергнут опытами Августа Вейсмана, отрубавшего мышам хвосты – поколение за поколением. Но породу бесхвостых мышей вывести так и не удалось. Точно так же воспитанием невозможно изменить национальный характер этноса, особенно – в будущих поколениях. Изменения в культуре верхушки народа могут никак не коррелироваться с манерой поведения среднего представителя этноса.

Так же ошибочно и представление о том, что если на Земле существует какой-то феномен, связанный  с окружающей природной средой, например, какой-либо экотип, то он природе «нужен». На самом деле природе не нужно ничего, у неё нет цели, нет желаний, нет морали и жалости. Примеры сотен тысяч вымерших видов – «тупиковых ветвей» эволюции – это подтверждают. Так-как у нас нет никаких оснований считать эволюцию живых существ остановившейся, то мы с уверенностью можем сказать, что практически все виды ныне живущих существ, в том числе и человек, являются «тупиковыми видами».
Единственное, что «нужно» природе – занять все возможные экологические ниши, в том числе – за счет патологических изменений вида, которые в нем происходят, когда он занимает новую природную нишу.  Из этого не следует, что нужно с уважением относиться ко всем последствиям подобной экспансии, относится ли это к инвазивным видам или к экотипам самого человека. Нет никакого основания с уважением относиться к тому процессу и его невольным участникам, при котором человечество освоило ранее непригодные для жизни территории, потеряв в качестве жизни, но зато приобретя букет патологий облика и менталитета.

Изменения в окружающей нас жизни происходят быстрее, чем люди успевают их осознать. Экологический взгляд на мир позволяет хотя бы понять причины происходящего.
Кто, кроме экологов, двадцать лет назад предвидел, что в настоящее время половина населения России не будет иметь доступа к нормативно чистой питьевой воде и будет дышать воздухом, загрязненным вредными веществами в 10 раз больше, чем положено по стандартам Всемирной организации здравоохранения?

Но эта книга не только о разрушающемся мире. Она еще и о том, как и для чего в таком мире продолжать жить. О том, что есть вещи поважнее выживания, и о том, какие же они, эти вещи.

И еще эта книга – своего рода предупреждение. Предупреждение о наступающем новом мировом фашизме, основанном на стремлении выжить любой ценой и для этого пожертвовать всем тем, чем дорожит современная цивилизация, всем, что  составляет смысл жизни человека, имеющего достоинство и честь.

Мы начинаем разговор о будущем с описания пределов развития человечества, которые нам поставлены самой природой. Люди, которые верят в то, что пределов для цивилизации не существует, забывают, что бесконечный рост в физически ограниченном пространстве невозможен.
Основных пределов для человечества (или, говоря языком науки, факторов, лимитирующих направления развития) на нашей планете пять: наличие пригодных для жизни территорий, в том числе – почв, пригодных для обработки; скорость возобновления запасов пресной воды; предел производимой энергии под слоем атмосферы; пределы возможностей иммунной системы человека сопротивляться нарастающему поступлению поллютантов в организм; скорость адекватной реакции человечества на перемены, выраженная в единицах учета времени.

Из этих пределов вытекает множество других: например, предел производства на планете. Предел достигается, когда рост населения и материального капитала вынуждает человечество тратить на решение проблем воздействия на среду столько же, сколько максимально может стоить произведенная продукция.

Основному и самому близкому для нашего развития пределу – наличию пресных вод, доступных для использования – мы посвятим отдельную главу. Далее мы рассмотрим  этносы как часть экотипов, влияния местности на формирование наций, проведем анализ и последствия метисизации, и попробуем предсказать последствия миграции народов к 2050 году.

Мы также поговорим о разуме и иных, не человеческих, разумных видах на Земле, а также о прогрессе. Задумаемся над тем, существует ли прогресс в культуре, обществе и морали. Подумаем над возможностью сознательного самоубийства разумной жизни, о котором говорил Тейяр де Шарден, когда ввел в науку термин «забастовки в ноосфере». И плавно перейдем к размышлениям над парадоксальным «молчанием космоса», теоретически населенным бесчисленным множеством разумных сообществ.
Наша работа была бы не полной, если бы мы не рассмотрели в ней иные взгляды на развитие человечества. Работам Тойнби, Фукуямы и Хантингтона посвящена отдельная глава.
Одним из первых последствий достижения человечеством пределов развития явится уход с исторической сцены европейской расы. Спрогнозированный математически, он до сих пор не оценен в публицистической литературе. Мы попытаемся восполнить этот пробел.

Будущее не предопределено, но выбирать мы можем лишь из реально возможного. В конце книги мы рассмотрим несколько сценариев будущего и представим, ЧТО скорее всего произойдет в мире в течение ближайших 20 лет.
И наконец, в заключительной  главе мы с вами подумаем над различными возможными вариантами нашего индивидуального поведения перед лицом будущего.

Мы склонны рассматривать магистральный путь развития человечества, как путь к максимальной свободе и максимальному разнообразию. Мы видим, что человек вначале освободился от господства религиозных и философских систем, затем – от национальной и государственной тождественности; на повестке дня – освобождение от детерминизма врожденной половой принадлежности и, затем – от самого факта тождества с человечеством, получение возможности менять свое тело и превращаться по желанию в негуманоидные формы жизни. Мы видим, что бесконечное разнообразие этносов и поведенческих моделей, обусловленных особенностями экологии места их формирования, дали основу для практически бесконечного разнообразия подходов к окружающему миру (мировоззрений).

Так прогресс ли это? Или – путь в эволюционный тупик? Ответ на этот вопрос мы, надеюсь, получим в конце книги…

Из книги Юрия Шевчука  «Крах проекта «Человечество»»

Блог экологических скептиков

Вода уходит…

Вода уходит из нашего региона…  Под торфяными залежами болот Ленинградской области исследователи обнаруживают сапропель — а это означает, что всего 2 — 3 тысячи лет назад на месте болот были озёра. Но и болота исчезают — учёные болотной станции Гидрологического института “Ламмин — Суо” под Зеленогорском из года в год наблюдают, как их “эталонное” болото зарастает сосновым лесом, теряя воду

Vodovorot-9687

Вода уходит, и никто не знает, куда. Вероятней всего, в море, его уровень медленно, но растет. Семьсот лет существовал водный путь от Выборгского залива до Ладоги. Он обмелел в 14 веке. Сохранились следы людских попыток прорубить поднявшиеся из земли скалы и проложить канал по старому руслу… К Копорской крепости и Гостилицкому дворцу ещё в 18 веке приставали корабли, поднимавшиеся вверх по рекам от Балтики. Теперь от тех рек остались сухие канавы или тонкие ручейки. Тихвинская водная система, когда — то служившая дорогой для караванов барж, сейчас в жаркое лето почти пересыхает.
В прошлом году падение уровня воды отмечалось на Онежском озере, в реке Свирь и на Ладоге…
В посёлке Согиницы, в излучине реки Важинки, стоит деревянная церковь, построенная в конце семнадцатого века. Лиственницы, что пошли на её стены, хранят память о климате того времени. Видно, как широкие годовые кольца — свидетельство того, что дерево росло в условиях переувлажнённости — сменяются постепенно все более узкими кольцами. Переувлажнение лесов — следствие так называемого “малого ледникового периода” и его отголосков на Севере. Тогда аномально холодная погода, снег в июне и неурожаи (семь “годуновских” неурожайных лет подряд) вызвали Смутное время в России. А затем вода стала уходить — и не только из нашего региона. Изменения рельефа и климата не закончились в незапамятные времена. Они продолжаются, и влекут за собой катастрофу для цивилизации.
Так что сегодня поговорим о жажде в прямом смысле этого слова.

«Взять всё и поделить!»

Если мы посчитаем суммарный годовой сток всех рек и водоемов мира (включая возобновляемые  подземные водоносные слои) – то пресной воды у человечества окажется много: 40700 км3 в год, этого достаточно, чтобы заполнять все североамериканские Великие озера каждые 4 месяца. Кажется, что мы находимся очень далеко от предела потребления пресной воды, ведь текущее потребление воды человеком составляет всего одну десятую предельно допустимого количества — 4430 км3 в год (цифры взяты у Денниса Медоуза).

Но на самом деле использовать весь сток пресных водоемов невозможно. Многие источники воды носят сезонный характер. Примерно 29 000 тыс. км3 годового стока поступает в океан при паводках. Остается только 11 000 тыс. км3, которые можно расценивать в качестве круглогодичного источника, причем сюда входят и стоки рек, и возобновимые подземные водоносные слои.

Но ведь можно в период паводка запасать воду впрок! И люди стали строить гигантские водохранилища.  К концу XX в. дамбы позволили использовать дополнительно 3500 км3 воды в год.  Но дамбы приводят к затоплению земель, причем, как правило, первоклассных сельскохозяйственных угодий. И они же приводят к увеличению испарения из водохранилищ, уменьшая тем самым доступное количество воды, а также меняя водные экосистемы — как озерные, так и речные. В конечном итоге водохранилища эвтрофируются, заполняются илом и становятся неэффективными, так что считать их устойчивым источником нельзя, это – временная мера.

Итак, мы посчитали устойчивый сток рек, как ресурс, который можно использовать. Но не весь он доступен людям. Бассейн Амазонки располагает примерно 15 % мирового стока пресной воды, но проживает здесь только 0,4 % мирового населения. Северные реки Евразии и североамериканского континента имеют сток около 1800 км3 в год, но на их берегах мало кто согласен  жить.  То есть, примерно 2100 км3 пресной воды в год относятся к стабильному, но труднодоступному стоку.

Значит, у нас получилось: 11 000 км3 — это устойчивый сток, еще 3500 км3 дают водохранилища, вычтем из этого количества 2100 км3 труднодоступных вод, в итоге остается 12 400 км3 в год — это устойчивый и, одновременно, доступный сток. Таков предсказуемый верхний предел количества пресной воды, доступной для использования человечеством. (Есть еще и невозобновимые источники воды, о них речь пойдет ниже).

Из него, как уже было сказано, мы сейчас забираем всего 4430 кубокилометров воды, и половина её теряется безвозвратно, становясь частью картона или яблока или булки, а вторая загрязняется до невозможности использования.
Из этих 4430 кубокилометров  примерно 58 процентов тратится на сельское хозяйство. Знаете, сколько расходуется воды на стакан чая? Далеко не один стакан. Чайный куст необходимо поливать, надо охлаждать двигатели уборочной техники и перевозящего продукт транспорта, используется вода и при производстве упаковки. В итоге, по приблизительным подсчётам, косвенные затраты воды на производство стакана чая объёмом 250 мл составляют 30 литров. А на чашку кофе объёмом 125 мл. уходит около 140 литров воды.
Еще 38% забирает промышленность. Нам остается только 8 % на личные надобности – питание и гигиену.
Разделим 4430 кубокилометров воды между семью миллиардами жителей планеты и получим цифру в 633 кубометра воды в год. Из них, мы помним, на личное потребление расходуем 8%. Это – всего 50 кубометров в год, или 50 000 литров. Достаточно, чтобы не умереть от жажды, но не более того. О ежедневной ванне (объемом в 600 литров), о смывной канализации (по шесть литров смыва за раз, 5000 литров в год), о привычке надевать чистую одежду каждый день – можно забыть. Вот что такое равенство по Шарикову – если «взять всё и поделить». Это мы поделили используемую воду. А разделив весь доступный нам возобновимый поверхностный сток вод между жителями, так, чтобы в реки возвращалась лишь очищенная вода, мы получим на человека в девятимиллиардном мире «полдня 21 века» всего 112 кубометров воды или 112 000 литров. Это предел. Одна ванна через день, в той же воде стираем, её же используем для смыва канализации. Причем следует учитывать, что нормированное распределение такого тяжелого и неуплотняемого продукта, как вода, очень сложно наладить, тем более в масштабах всей планеты.  Разве что тоталитарными методами. И так экологи становятся невольными идеологами нового фашизма.

Мы все чаще встречаемся с предложениями ввести распределение природных ресурсов (вариант – дохода от их продажи) между всеми жителями Земного Шара «по справедливости», то есть поровну. О различных подобных предложениях, типа «Проекта Венера», мы поговорим в дальнейшем. Спешу успокоить сторонников «равенства права на природные ресурсы» — если все поделить на всех, это будет очень мало. Настолько мало, что смерть покажется избавлением от мучений такой жизни.

Кстати, всю доступную воду мы все равно не сможем освоить.  Возвращаемые в реки и озера сточные воды,  как правило, все равно будут загрязнены и система естественной очистки уже не справится с этими загрязнениями, а это означает, что ниже по течению люди будут получать уже загрязненную воду. Подобную картину мы наблюдаем в Средней Азии, где уже вышли за предел потребления пресной воды. Так что, если хотите заглянуть в будущее мира – добро пожаловать в Туркмению.
Мы опять уткнулись в тупик. Похоже, это закономерность? Или мы ошиблись в арифметике?

Попробуем еще раз посчитать…

Ведь в мире присутствует и тенденция к уменьшению потребления воды. Уже сейчас рост кривой увеличения водопотребления заметно замедлился, а в некоторых странах мира график даже пошел вниз. Использование воды во всем мире сейчас составляет лишь половину количества, предсказанного 30 лет назад с помощью экстраполяции экспоненциальных кривых. И если бы у нас в запасе было бы лет двести…

Двухсот лет в запасе у нас нет, вода кончится раньше. Уже сейчас около трети мирового населения проживает в странах, которые испытывают среднюю или сильную нехватку воды. В России около половины её населения лишены доступа к нормативно чистой питьевой воде. К 2030 г. без удовлетворительной очистки воды будет оставаться 5 миллиардов человек, то есть подавляющее большинство населения Земли будет употреблять загрязненную воду. И если для питья еще можно будет набрать воды в родниках или купить в магазинах, то принятие душа или купание в реке будет чревато болезнью желудка или печени.

Загрязнение воды вызывает её «цветение», то есть развитие в ней цианобактерий, которые, в свою очередь, сами вырабатывают смертельные для всего живого яды. «Цветущая» вода становится местом размножения комаров, в том числе и малярийных, ареал распространения которых стремительно продвигается на север. По подсчетам Всемирного Банка, под угрозой заражения малярией к 2050 году окажутся 5,2 миллиарда человек.

Проблемы с загрязнением и недостаточной очисткой сточных вод касаются не только некоего «третьего мира». Россия, себя относящая к «серебрянному миллиарду», имеет те же проблемы. Каждая пятая проба водопроводной воды в стране не соответствует ГОСТу по химическим показателям, а каждая одиннадцатая — по биологическим. В колодцах и скважинах положение дел еще хуже. У нас только от  9% до 12%  канализационных стоков нормативно очищается. Кроме того, для многих открытых водоемов стоки — не основной путь загрязнения. Основной — диффузный, когда загрязнения поступают из атмосферы, а также — с сельскохозяйственных угодий и из донных загрязненных отложений. Сегодня только 1% поверхностных источников соответствует 1-му классу, на который рассчитано большинство систем водоподготовки в нашей стране — это коагуляция, отстаивание, фильтрация, обеззараживание хлором. Чтобы очистить воду из других источников до такой степени, чтобы её можно было бы подать в водопровод, нужны мощные водоподготавливающие сооружения, на которые в большинстве городов России нет денег.

Дефицит воды и её загрязнение приводит к невозможности самообеспечения страны продовольствием.  Из рек Колорадо, Нил, Инд, Ганг, Хуанхэ (Желтая река), Сырдарья и Амударья на орошение и снабжение городов забирается столько воды, что они мелеют на протяжении части или всего года. В самых сельскохозяйственных штатах Индии — Пенджабе и Харияне — уровень грунтовых вод понижается каждый год на полметра. В Северном Китае из скважин выкачивается ежегодно 30 км3 воды, и это одна из причин, по которым мелеет Желтая река. Из водоносного горизонта Огалалла, снабжающего водой одну пятую всех орошаемых земель США, ежегодно выкачивается 12 км3 воды. Его истощение уже привело к прекращению орошения на 1 млн га сельскохозяйственных земель. Центральная долина Калифорнии, где выращивается половина всего урожая фруктов и овощей штата, перерасходует примерно 1 км3 подземных вод в год. По всей Северной Африке и Ближнему Востоку воду выкачивают из пустынных не возобновляющихся подземных горизонтов. Это разрушает водоносный горизонт за счет просачивания соленых вод, проседания грунтов или просто истощения.

Поначалу последствия нехватки воды носят в основном локальный характер. Но затем они распространяются на другие страны, все шире и шире, и тогда последствия становятся заметны в международном масштабе. Вероятно, первый симптом нехватки воды — идущий сейчас рост цен на зерно, пока еще незначительный. Второй симптом – миграция из засушливых районов, вначале – сезонная, «трудовая», затем – постоянная, которая в 2030 году , по подсчетам ООН, составит от 24 до 700 миллионов человек. Третий – рост заболеваемости шистосомозом и гельминтами. Уже сейчас носителями паразитов являются более 90% населения Земли. Четвертый симптом – рост заболеваемости аллергиями. Отсутствие чистой воды мешает нормальной работе систем очистки организма, что служит базой для аллергических заболеваний. К 2030 не останется людей без той или иной аллергии, то есть без сбоя работы иммунной системы организма. Это означает, что любые болезни будут протекать сильнее и чаще приводить к смертельным исходам.  И, видимо, смертельный удар по человечеству нанесет малярия. В норме здоровый организм вполне может перенести её, опираясь на простые препараты типа хинина. Но не организм аллергика, для которого плазмодий, полученный от комара, может стать смертельным.
Водный экологический кризис не убъет людей сразу. Он будет отнимать у них жизнь по кусочкам – одна болезнь оторвет год жизни, другая – десять лет. В основном не способные к синтезу данных из разных областей знания, люди, подвергаемые медленному отравлению,  даже не поймут, что с ними что-то случилось – все ведь умирают, не так ли?

Конечно, можно импортировать зерно, строить каналы, прокладывать трубопроводы и ставить насосы, чтобы импортировать воду. Богатые общества с большими запасами нефти, как, например, Саудовская Аравия, могут себе позволить использовать энергию ископаемого топлива, чтобы опреснять морскую воду (пока хватит этого топлива). Правда, при этом загрязняется воздух.
 Саудовская Аравия получает 5,5 миллионов кубометров пресной воды за счет опреснения, тратя на это 350 тысяч баррелей нефти. Израиль развивает такие технологии, что каждая капля воды будет работать с максимальной эффективностью, при этом основной упор будет делаться на технологии, требующие применения минимального количества воды. Некоторые страны могут использовать военную силу для того, чтобы захватить или получить доступ к водным ресурсам соседей. Но у большинства населения мира, столнувшихся с отсутствием воды, остается один выход – бегство.

«Взять все и поделить» — второй вариант

Но ведь на планете, кроме возобновимых, есть еще и невозобновимые источники воды – глубоко залегающие подземные артезианские бассейны, заполненные палеоводой, сформировавшейся миллионы лет назад: Большой артезианский бассейн в Австралии, Западно-Сибирский артезианский бассейн,  Нубийские песчанники, артезианский бассейн Гуарани в Латинской Америке, и много более мелких месторождений древних вод, частью соленых и горячих, но зачастую – пресных и пригодных для питья. Только в бассейне Гуарани на глубине от 70 до 1140 метров находится 45 тысяч кубокилометров воды – на сто лет потребления всем человечеством. Есть Великие Озера Америки и Европы, есть Байкал, есть айсберги, наконец. Да, почти все эти источники находятся за пределами массового проживания людей.  Но в принципе, если бы мы видели тенденцию к уменьшению населения и потребления им ресурсов, можно было бы сказать – давайте, используем невозобновимые запасы, чтобы дожить до момента, когда нас опять станет два миллиарда, то есть – столько, сколько допускает экологическая емкость Земли. Но пока мы так сказать не можем. Потому что видим обратное – расточительное обращение с водными ресурсами, сопровождаемое безудержным размножением и экспансией. Вскрытие невостановимых источников воды лишь увеличит её потребление, отложит меры по экономии и вызовет дальнейший рост народонаселения. Обратимся для иллюстрации этого тезиса к Средней Азии, как к примеру, хотя можно было бы взять для него и Нигерию, заменив Аму-Дарью на Нигер.

Представление, что Центральная Азия – бедная водой часть планеты, не соответствует действительности. В бассейне Амударьи имеется в среднем 2 087 кубометров воды на душу населения, а в бассейне Сырдарьи – 1 744 кубометра. В не жалующейся на нехватку воды Германии этот показатель стоит на уровне 1 878 кубов.

В 2014 году международный научный журнал «Nature» назвал страны Центральной Азии мировыми «лидерами» по неэффективному водопользованию, потребляющими  на душу населения и на каждый доллар ВВП больше воды, чем жители любой другой страны мира. Между тем, Аральское море усохло на 90%, в и без того небогатом растительностью Туркменистане быстро идет процесс опустынивания, а 50% ранее пригодных для сельского хозяйства земель в Узбекистане превратились в солончаки. Туркменистан потребляет примерно 5,5 тыс. кубических метров воды на душу населения, что является самым высоким показателем в мире. Это в четыре раза больше, чем, например, в США, и в 13 раз больше, чем в Китае. Узбекистан и Кыргызстан, потребляющие примерно по 2 тыс. кубометров воды на человека, стоят в мировом рейтинге расточителей водных ресурсов на 4-м и 5-м местах соответственно. Не особо отстали и Таджикистан с Казахстаном, расположившиеся на 7-м и 11-м местах. Центральноазиатские республики впереди планеты всей по уровню неэффективного водопользования и с точки зрения потребления воды на каждый произведенный доллар ВВП. На первом месте в этом антирейтинге оказался Таджикистан, использующий почти 3,5 кубометра воды на каждый доллар ВВП. Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан расположились на 2-м, 4-м и 6-м местах соответственно. Для сравнения, на каждый заработанный доллар ВВП Туркменистан тратит в 43 раза больше воды чем, скажем, Испания. В результате подобного крайне неэффективного использования водных ресурсов большая часть воды из Амударьи и Сырдарьи отводится на нужды экономик стран региона, а Арал стремительно высыхает.
Если страны Центральной Азии не встанут на более рациональный и экологически устойчивый путь развития, региону грозят огромные трудности, включая экологическую, экономическую и социальную деградацию, а также войны за все сокращающиеся ресурсы, писал в заключении Nature.

Войны за воду уже начались. Следствием расширения Сахары, в частности, является конфликт скотоводов и оседлого населения в Сахеле, особенно острый в Судане, который помимо прочих специфических для этой страны причин спровоцировал геноцид в Дарфуре.
Конфликты между Турцией, Сирией и Ираком из-за дележа стоков Тигра и Евфрата или Египтом и Суданом и государствами верховьев Нила, в первую очередь Эфиопией, представляют классический пример проблемы, не имеющей решения. Каскад «Возрождение», который Аддис-Абеба завершает строить на Голубом Ниле, в течение шести лет заполнения четырехуровнего эфиопского водохранилища снизит сток Нила в Египте на треть и объем вырабатываемой электроэнергии на 40%.
Для Каира это означает неизбежный коллапс египетской экономики и острый дефицит питьевой воды. Причем речь только о первой крупной плотине за пределами  Египта. Прочие страны верховьев Нила готовятся к реализации не менее масштабных проектов.
Отказаться от строительства гидроузлов на Ниле ни Эфиопия, ни прочие государства его верховьев не могут: население растет, его надо кормить. Перераспределение стока Нила в свою пользу дает им единственный в своем роде шанс решить собственные энергетические проблемы и обеспечить водой свою территорию. Обратите внимание – им и в голову не приходит мысль «жить по средствам», то есть иметь населения столько, чтобы на него хватало бы имеющейся воды. Еще один тупик человечества – непреодолимая склонность к экспансии и в результате – жизнь по «лагерному» принципу: «Умри ты сегодня, а я –завтра».

Реприза

Итак, подведем некоторые итоги. Пресная вода уходит от нас; напротив, соленая — прибывает. Не уверен, что этот процесс имеет антропогенные причины. Анализ объёмов речного стока 925 самых крупных рек мира указывает на то, что за последние 56 лет уровень воды в них значительно упал. Между тем уровень мирового океана растет быстрее, чем предполагалось — скорость этого подъёма в последние 25 лет выросла не на 190%, как считалось ранее, а более чем на 250%. Вероятно, вместе с ростом вулканизма на планете, в мировой океан началось усиленное поступление ювенильных вод.
Научные сотрудники Центра атмосферных исследований США установили, что с 1948 по 2004 годы сток одной трети крупнейших рек планеты имел тенденцию к снижению. К наиболее интенсивно мелеющим можно отнести реки Колорадо, Нигер, Хуанхе, Ганг. И теперь мы можем математически точно вычислить гибель государств, чья экономика невозможна без  использования вод этих рек. Так, примерно 64% ледников Китая, Средней Азии и  Индии по расчетам исчезнут к 2050 года, поставив под угрозу существование полутора миллиарда человек, которые зависят от запасов воды в них.
Тем не менее, есть реки, годовой сток которых в последние годы наоборот, увеличился (Лена, Обь, Енисей).
Объёмы речного стока катастрофически уменьшаются во многих густонаселённых уголках Земли: юго-восточной Азии (Китай, Индия, Мьянма, Таиланд), во многих странах Африки. Объёмы речного стока уменьшаются также на Ближнем Востоке, в южной части Австралии, на западном побережье США, в центральной части Канады. Мелеет даже самая полноводная река мира – Амазонка, что, по-видимому, связано с интенсивной вырубкой тропических лесов.
Мелеют реки Европейской части России.
Зато увеличение годового стока наблюдается у большинства рек востока России (Обь, Лена, Енисей, Индигирка, Колыма), Аляски (Юкон), некоторых рек Южной Америки (Парана, Уругвай), а также речных бассейнов центральной и восточной части Северной Америки (Миссисипи).

Реки не только источник воды. Они ещё и источник энергии. В горных странах вся энергетика основана на ГЭС. Реки также — великие сборщики нечистот. Как бы ни петляли канализационные трубы, в конце концов они выходят в реки — или в моря. Понижение уровня воды в реках — это энергетические потери, это невозможность избавиться от нечистот, разбавить солёные почвенные воды на полях, создать новое производство или рисовую плантацию. Это пока не жажда — это голод и болезни. Жажда придет за ними.
По всему миру вода в реках и неглубоких водоносных горизонтах становится непригодной для использования настолько быстро, что мы не успеваем отследить эти изменения; муниципальные системы очистки не справляются, начинаются эпидемии, в жилища людей проникают также страдающие от жажды насекомые, в том числе и ядовитые… Кстати, картина, знакомая всем, кто читал “Апокалипсис”. Вода — тяжела, её нужно много, привезти её из благополучных районов в достаточных количествах не получится. Употребление загрязненной воды влечет за собой рост заболеваемости паразитами, гепатитом и болезнями иммунной системы. Одним из симптомов перманентного отравления является апатия и потеря воли. Жизнь начинает умирать в сельских районах. Люди устремятся в города, где им придется жить в трущобах и где они дополнительно отравят реки неочищенными бытовыми стоками.  Затем начнется массовая и совершенно не контролируемая миграция, а попросту — бегство толп людей из южных стран на север, где еще осталась вода.
Собственно, это будущее уже наступило в некоторых местностях Земли. И площади этих местностей расширяются.

Главный урок, который мы можем вынести из рассмотрения водных проблем, таков. Хотя они наглядны и понятны любому человеку, хотя на их примере половина населения Земли может видеть в режиме реального времени, как рушится их дом, их быт, исчезает их будущее, обесценивается их имущество – все равно, люди в зонах недостатка воды, за исключением малочисленных интеллектуалов, продолжают жить, как ни в чем не бывало, продолжают рожать много детей, и максимально возможной для себя реакцией на проблемы полагают эмиграцию, ни за что не желая понять, что их прежний мир кончился и возврата к нему, к образу жизни их родителей, уже не будет. Рискну предположить, что свою скорую смерть от последствий недостатка воды они также посчитают вполне естественной. Что же, в некоторых государствах правителям, разумеется, не испытывающим недостатка в воде, очень повезло с подданными…

Из книги Юрия Шевчука  «Крах проекта «Человечество»»

Блог экологических скептиков

Что такое современный фашизм

Отрывок из новой книги Юрия Шевчука («Зеленый Крест») «Крах проекта «Человечество»»

0_15de5e_b55ef1bf_XXXL

Напомним историю принца Гаутамы, ставшего Буддой. Покинув прекрасный дворец, он увидел четыре страшных факта жизни, которые заставили его об этой жизни задуматься и в итоге создать абсолютную и безупречную систему побега из неё. Собственно, все религии мира есть планы побега из здешнего концлагеря.

Что же увидел принц? Прокаженного; нищего старика; похоронную процессию… И, главное, об этом многие забывают – увидел сотни людей, которые совершенно спокойно, как будто так должно быть, воспринимают свои и чужие болезни, старость, бедность, смерть… Между ними, невидимые, скачут четыре всадника Апокалипсиса, а они живут, как ни в чем не бывало, и, что самое главное, рожают детей на поживу этим всадникам…

Теперь, чтобы понять корни современного фашизма, охватывающего мир, представим, что на месте Гаутамы оказался бы наш современник, «позитивный» обыватель. Зная, что больных надо лечить, он послал бы к прокаженному своего придворного врача – и тот, хотя проказа и неизлечима, все же ослабил бы мучения больного. Нищего старика принц пригласил бы во дворец, накормил, напоил чаем, избавил бы от насекомых, отдел бы в новые одежды и усадил играть в шахматы и беседовать о жизни. О смерти принцу бы разъяснил верховный жрец – оказывается, мертвый уходит в самое главное путешествие в своей жизни, а то, что его оплакивают – ну так что же, традиция… Толпу обывателей наш герой, сам такой же, попросту не заметит, а вернувшись во дворец, посвятит затем несколько лет своей жизни, чтобы создать систему философских воззрений, духовных практик и физических упражнений, помогающих людям радоваться жизни в реальном, их окружающем мире. В этой системе больные обязательно выздоравливают, а если и умирают, то ведь смерть не страшна, потому что это не конец, а начало пути; старость может быть привлекательна, это время мудрых бесед с младшими; бедность можно победить раздачей милостыни в виде «безусловного базового дохода» каждому жителю королевства из собранных дворцом налогов; боль – унять медитацией; а если мир все же покажется кому-то несовершенным, тому следует всего только изменить фокус восприятия, повернуть свою личную призму, свой калейдоскоп, через который он смотрит на мир, потому что ведь на самом деле этот мир – лишь продукт личного восприятия, и адекватно его воспринять, являясь его частью, невозможно….

Как видите, отсюда, от отрицания реальности зла и добра – лишь шаг до фашизма.

Казалось бы, заманчиво признать амбивалентность добра и зла. Но это в первую очередь угроза для жизни того, кто такую идею воспримет.

Почти сразу понимаешь – все, что связано с поддержанием физического существования — зло, потому что высший консумент живет за счет убийства низших в пищевой пирамиде; значит, тебе лично жить и не приносить в мир смерть и зло — просто не получится. А это означает, что мало того, что ты будешь жить бессовестно, не так, как хотел, не творя добро, а сея зло – так ведь еще рано или поздно в этом мире убьют и тебя – либо люди, либо микроорганизмы, либо твое собственное тело.

Счастье в этом мире достижимо лишь для подлецов или дураков; человек с совестью всегда обременен несчастьям других, пусть даже он сам живет в прекрасном дворце — история принца Гаутамы это очень ярко показывает…

Современный фашизм — это не факелцуги и не концлагеря. Это даже не буллинг в соцсетях. Фашизм сегодня — это апофеоз упрощения .Такого, до которого наш современник «упростил» бы духовный опыт принца Гаутамы.

Актуальные фашисты чисты, здоровы и опрятны; любая мать захочет такую пару для своего сына или дочки. Они сторонники здорового образа жизни, волонтерского труда и вегетарианского питания — потому что это очень простой способ возвыситься над толпой; они любят «хай-тек» — потому что это самый простой способ казаться современным; они за миграцию и смешение народов — потому что это самый простой способ поднять градус напряженности в обществе. Они не боятся «левого» сопротивления, потому что «левые» на самом деле такие же мастера все упрощать.

Их опора — позитивно настроенный человек, желающий получить от жизни максимум приятных ощущений и не желающий знать, что все они оплачены чужой кровью и гибелью тысяч живых существ.

Их будущие армии — мириады жителей так называемого «третьего мира», считающих себя обиженными, желающие получить свой кусочек планеты, готовые убивать, отнимать и делить мир заново, лишь бы почувствовать себя на месте героев рекламных клипов.

Будущий фашизм — не белый и не арийский. Он разноцветный и глобальный. Он везде — в ваших айфонах, в социальных сетях, в рекламных блоках, в супермаркетах. Его служители — те, кто заставляет нас потреблять, работать и жить, чтобы отдыхать в перерывах между работой. Этот фашизм — рай для обывателей.

Блог экологических скептиков

НЕкрасивый Петербург

Блогер Филипп Артуа: Я с «Красивым Петербургом» никакие парки точно защищать не пойду

1

Пишу это только сегодня, нужно было «посмотреть на ситуацию», взвесить, поговорить с участниками события.

Для тех кто не в знает, краткая справка: в первый день мая в Санкт-Петербурге исторически объявлялось некое политическое перемирие и все желающие могли провести свою колонну по Невскому.

В последние два года с этим стало сложно, но, с боями, получалось.

В этом году «власть» отправила оппозицию на Левашовскую пустошь, запретив проход по центру города.

В итоге все договорились, что в колонне Движения в защиту Санкт-Петербурга будет несколько отдельных формирований, со своими лозунгами и флагами.

Я опоздал на тридцать минут к началу мероприятия, а когда приехал, то колонны «Демократического Петербурга» (ДП) уже небыло.

ДП — это практически единственное в Санкт-Петербурге движение, не играющее в политику, но с первого дня нападения России на Украину вставшее против этой войны.

Не имеющие личных политических амбиций, не получающие абсолютно никаких бонусов и преференций Граждане, каждый день говорящие людям правду о преступлениях путинского оккупационного режима.

Активисты ДП развернули флаги Украины, Крымских татар, Грузии, Евросоюза, других стран, которые исторически были друзьями и союзниками российского народа.

И заявитель марша, координатор движения «Красивый Петербург» Красимир Врански — сдал их полиции.

Сдал, зная что ребят не просто уведут, зная, что они получат реальные сроки и огромные штрафы, что пребывание в заключении может угрожать их здоровью и жизни.

Сдал, хотя полиция никак не могла среагировать на флаг Украины, на антивоенные лозунги, если бы он, как заявитель, просто сказал «всё в порядке».

Ну был бы ему потом аяяй из Смольного, но достоинство собственное спас бы…

Двоих, из тех кого Красимир сдал, уже осудили — двадцать семь суток ареста и огромный штраф, семь суток ареста и десять тысяч штрафа.

Еще одна женщина до сих пор в камере.

Остальных — семь человек, вывезенных из полиции экипажами скорой помощи, сейчас разыскивают с целью доставки в суд.

Честно, вот совершенно не интересно как г-н Врански будет теперь смотреть по утрам в зеркало, это вопрос его совести.

Я с ним никакие парки точно защищать не пойду.

Блог экологических скептиков

Мотивы деятельности «зеленых» организаций не всегда благородны

Инновационные проекты, которые предлагает Госкорпорация «Росатом», по словам представителей отрасли, высоко оцениваются иностранными партнерами. Однако успехи компании становятся предметом ожесточенных общественных споров как за рубежом, так и на территории России

-2hYteL4xqI

Что служит этому причиной: страх населения перед словом «радиация», неверие в компетентность российских специалистов или желание достичь скрытых целей? Можно ли верить в честность и неподкупность экоактивистов, которые в благородной борьбе против российской радиационной угрозы часто умалчивают важные детали? ИА REGNUM изучило процесс разжигаемого противостояния между «Росатомом» и российским обществом, разобравшись при этом, насколько справедливы обвинения конкретных некоммерческих организаций.

Второе дыхание для «старых» станций

Общественные организации из разных регионов России выступают против продления сроков эксплуатации «старых советских реакторов». В 2003 году была создана сеть неправительственных организаций «Декомиссия». Ее цель — добиться прекращения работы АЭС России, переживших первоначально отпущенный им срок. Сеть сплетена из четырех экологических организаций: общественное движение «За природу» (Челябинск), «Зеленый мир» (Сосновый Бор — Санкт-Петербург), «Кольский экологический центр» (Мурманская область) и «Норвежское общество охраны природы» (Осло, Норвегия). Спонсирует сеть Норвегия, из-за чего члены «Декомиссии» столкнулись с претензиями Министерства юстиции РФ. «За природу» и «Зеленый мир» уже включены в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, Кольскому экологическому центру вынесено предупреждение.

Претензия активистов звучит серьезно: всего в России на данный момент функционирует шесть «просроченных» атомных станций. Что это, если не угроза радиационной аварии? Однако экспертам атомной отрасли известно, что продление срока эксплуатации — привычная мировая практика. «К примеру, американские, финские, французские станции работают сорок лет, после чего срок продлевают еще на двадцать», — рассказали корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе Ленинградской АЭС (срок работы энергоблоков ЛАЭС №3 и №4 продлен с 2010 до 2025 года). Продление срока — это не просто изменение даты в документах: для получения лицензии Ростехнадзора на станциях происходит комплексная модернизация оборудования в соответствии с современными стандартами безопасности. На ЛАЭС все системы были не просто модернизированы, а заменены на новые, был повышен объем контроля. Но об этом активисты сети «Декомиссия» обществу не рассказывают.

Куда уходит отработанное топливо?

Международную «Декомиссию» не устраивает также обращение «Росатома» с отработанным ядерным топливом, которое поступает на челябинское предприятие «Маяк» и горно-химический комбинат в Красноярском крае. «Декомиссия» считает, что эта практика «нарушает фундаментальный принцип равной экологической безопасности граждан и не решает проблему, а только перемещает ее на другую территорию».

Но радиационное загрязнение территории в Челябинской области уже состоялось в результате Кыштымской аварии на ПО «Маяк» в 1957 году. И в этой ситуации принцип равной экологической безопасности граждан может быть реализован, только если распределить уже имеющееся загрязнение ровным слоем по всей стране. Сосредоточив пункты переработки ОЯТ всего в двух точках страны, «Росатом» следует примеру таких стран, как Франция и Великобритания.

Получается, если регион уже не хвастает чистотой, на его территории можно строить новые опасные объекты? Такой вопрос задает экологическая организация «Природа Сибири», противник «Росатома» в Железногорске, Красноярский край. Ее сопредседатель Федор Марьясов выступает против рассмотрения Нижне-Канского массива в качестве места для подземной исследовательской лаборатории, которая изучит возможность создания глубинного репозитория для радиоактивных отходов.

Сегодня в поверхностных временных хранилищах красноярского горно-химического комбината уже находятся существенные объемы отработанного ядерного топлива. После создания подземной исследовательской лаборатории, доказательства пригодности скального массива для размещения там высоко- и среднеактивных РАО и получения соответствующей лицензии радиоактивные отходы, оставшиеся после переработки ОЯТ, предполагается разместить в Нижне-Канском массиве. По сути, речь, таким образом, идет лишь о значительном повышении радиационной безопасности в уже существующей ситуации. Получается, что Марьясов либо не до конца разбирается в вопросах физики и геологии, либо целенаправленно создает негативную мнимую реальность.

К слову, Федор Марьясов ранее был известен Железногорску как эзотерик, изучавший таинственные места и энергетические зоны. Сайт, предлагавший эзотерические услуги, около года назад был удален из сети, а в 2013 году Федор Марьясов стал «региональным лидером общественного протеста против «неоколониальной политики Госкорпорации «Росатом» (суть политики эксперт не объясняет).

Активист ведет блог на сайте сосновоборской организации «Зеленый мир». Примечательно, что Марьясов окончательно переключился на экологически чистую деятельность после визита в 2013 году в Железногорск председателя совета «Зеленого мира» Олега Бодрова. Олег Викторович также является координатором вышеупомянутой «Декомиссии», выступает против ядерной отрасли как таковой и убежден, что Россия должна свернуть деятельность госкорпорации «Росатом» как в стране, так и за границей. Иные участники международного рынка атомной энергетики при этом не упоминаются.

Претензии ради претензии

Организация «Зеленый мир» была создана в 1988 году в Сосновом Бору Ленинградской области — городе с большим количеством объектов атомной промышленности. Члены организации настроены против всех проектов госкорпорации. Чаще всего Олег Бодров поднимает шум вокруг строящейся в Сосновом Бору Ленинградской АЭС-2: ведь вопреки его желанию атомщики не только отказываются вывести все атомные реакторы из эксплуатации, но и создают новые. Активистов беспокоит, что проект АЭС-2006, по которому строится Ленинградская станция, еще не реализован на практике, а значит, не имеет опыта эксплуатации. Похоже, с таким же успехом можно было критиковать любую инновацию на протяжении мировой истории и в итоге остаться в «безопасном» первобытном обществе.

Члены «Зеленого мира» считают атомные станции изначально небезопасными, апеллируя к трагическим событиям в Чернобыле и Фукусиме. Представители «Росатома» спорить не собираются: согласно теории вероятности, угроза есть всегда. К примеру, Земля может столкнуться с другим небесным телом. Всех рисков не избежать, но вот свести их к предельному минимуму, по мнению экспертов, — вполне возможно.

ЛАЭС-2 считается эволюционным проектом поколения III+, в котором реализованы самые современные активные и пассивные системы безопасности. Он отвечает всем жестким современным международным рекомендациям, учитывающим ошибки на АЭС «Фукусима-1», которые стали причиной радиационной катастрофы в 2011 году. Проект ЛАЭС-2 выбран в качестве аналога для строительства АЭС «Ханхикиви» в Финляндии, «ПАКШ-2» в Венгрии и рассматривается еще рядом стран, планирующих строительство новых реакторов.

Однако «независимые экологи» регулярно твердят, что за красивой картинкой скрывается наглая ложь. Последний раз сомнения в добросовестном возведении Ленинградской АЭС-2 прозвучали в начале марта этого года. Уволенный два года назад сотрудник компании-застройщика «Титан-2» Виктор Алейников отправил сведения о нарушениях на объекте в руки Олега Бодрова. Председатель совета «Зеленого мира» решил привлечь к теме внимание СМИ, только вот представителей «Титана-2» или новой АЭС в качестве спикеров на пресс-конференцию не пригласил. Проверив обвинения в свой адрес и выяснив их несостоятельность, компания «Титан-2» обратилась в суд.

Беспокойство активистов понятно: любой недочет в строительстве станции может стать угрозой безопасности окружающей среды. Но если организаторы не дают слово другой стороне, действительно ли их интерес заключен только в заботе о природе? Считая приоритетом радиационную безопасность, и «Зеленый мир», и «Росатом» должны говорить на одном языке. Но выходит так, что вопрос поднят, а ответ не требуется изначально.

Политическая игра с атомом

Там, где затевается спор об экологической безопасности, всегда возникают политические фигуры. В Сосновом Бору самой видной из них стал Николай Кузьмин, ныне депутат Госдумы РФ от Ленобласти. В сентябре 2015 года Кузьмин был кандидатом в губернаторы 47-го региона от партии КПРФ. Предвыборная кампания большей частью состояла из лозунгов против идеи «Росатома» построить пункт захоронения радиоактивных отходов в Сосновом Бору.

По словам экспертов госкорпорации, депутат во многом искажал информацию, которую доносил до своих избирателей. Кузьмин утверждал, что «место размещения могильника не удалено от населенных пунктов», но забывал сказать, что на территории Соснового Бора существуют объекты временного хранения, где уже сегодня лежат более 110 тыс. кубометров отходов. Любое постоянное хранилище обладает гораздо большим числом и качеством барьеров безопасности, чем временный ангар, утверждают специалисты Национального оператора по обращению с РАО (предприятия, рассматривающего возможность создания такого объекта для нужд Ленобласти). К тому же, если выполнить требования Николая Кузьмина и увезти в теоретически найденное место РАО Соснового Бора, то только по предварительным подсчетам для этого понадобится не менее 60 000 рейсов по перевозке по дорогам Ленобласти радиоактивных отходов. Согласятся ли жители региона, чтобы сотня тысяч тонн отходов на протяжении десятилетия ежедневно проезжала под их окнами? Об этом Кузьмин население не спрашивал.

ПЗРО будет предназначен для финального размещения уже имеющихся в городе радиоактивных отходов, а также тех, что останутся при выводе из эксплуатации блоков старой Ленинградской АЭС. Других РАО на этот объект никто завозить не собирается, гарантии руководства госкорпорации и правительства 47-го региона были даны еще в начале обсуждения. Но депутат Госдумы и другие противники «ядерного могильника» эти объяснения, как правило, игнорируют, упорно называя его федеральным.

На время предвыборной кампании Николай Кузьмин открыто объединил свои силы с парой общественных организаций и организацией, признанной иностранным агентом, — «Зеленый мир» в частности. Вместе с Олегом Бодровым депутат участвовал в акции протеста «Я против ПЗРО», стоя с муляжом желтой бочки для радиоактивных отходов почему-то перед зданием Заксобрания Петербурга, хотя хранилище собирались строить в другом регионе страны. Интересно, что именно представитель КПРФ, партии, которая активно борется за развитие отечественных технологий против зарубежного влияния, был поддержан именно теми, кто на зарубежные гранты доказывает «не экологичность» проектов в атомной отрасли России. Однако, проиграв выборы, Кузьмин забыл о теме строительства ПЗРО в Сосновом Бору: на его страницах в социальных сетях с конца сентября не появилось ни одного сообщения по теме.

Кто кого?

Похоже, что для депутата от КПРФ использование проблем финальной изоляции радиоактивных отходов является политически выигрышной темой. Любопытно, что цели иностранного агента Бодрова и коммуниста Кузьмина в данном случае совпадают. Гораздо более интересен и принципиален здесь другой вопрос — кто кого «использует» в этих отношениях.

Хотя, учитывая вышесказанное, принципиальным уже кажется не вопрос отношений между этими персонажами, а результаты политической деятельности Кузьмина. Для Соснового Бора они вполне могут быть плачевными — отсутствие экологически безопасного решения острой проблемы города, связанной с временным хранением на его территории радиоактивных отходов, которые по международным экологическим стандартам должны быть изолированы от окружающей среды в соответствующем постоянном хранилище.

Средства ведения конкурентной борьбы

Как видно, аргументы политических и общественных активистов, выступающих против развития «Росатома», зачастую не имеют научных оснований. Руководство госкорпорации утверждает: «Декомиссия» во главе с Олегом Бодровым и другие НКО в своих заявлениях автоматически оспаривают нормы МАГАТЭ, выработанные крупнейшими мировыми учеными. Без их соблюдения атомная госкорпорация не получила бы ни одной лицензии. Об этом экологи не могу не знать, но в разговоре с общественностью МАГАТЭ не упоминают. Как и тот факт, что такие же требования выполняют все игроки мирового рынка атомной промышленности.

Самыми крупными конкурентами отечественного «Росатома» на узком рынке атомной отрасли являются американская компания Westinghouse и французская AREVA. Россия является мировым лидером по количеству энергоблоков, сооружаемых за рубежом. «За последние годы мы не проиграли ни одного международного тендера, в котором участвовали, — рассказывает Кирилл Комаров, директор блока по развитию и

международному бизнесу «Росатом». — Это говорит о том, что рынок соглашается с качеством и конкурентоспособностью наших технологий».

«Росатом» связан контрактами с Финляндией, Египтом, Венгрией, Вьетнамом и другими государствами, заинтересованными в развитии атомной энергетики. Многие из стран-заказчиков не изменяют веры в безопасность российских технологий. Зато сомнения определенного круга экоактивистов постоянно озвучивает пресса. Так, 19 марта 2016 года финские СМИ подняли шум вокруг подземного толчка в Ботническом заливе Балтийского моря, сила которого составила около 4,4 балла по шкале Рихтера. Журналисты тиражируют мнения местных экологов, которые выступают против строительства АЭС «Ханхикиви-1» в сотне километров от эпицентра недавнего землетрясения (российской атомной корпорации в этом проекте принадлежит 34% акций). Однако финский геолог Константин Ранкс недавно назвал волнения по поводу подземных толчков напрасными: в Балтийском море нет столкновения тектонических плит, поэтому строительству реактора ничего не будет угрожать.

Подобных примеров информационных волнений можно насчитать достаточно. Однако «Росатом» продолжает получать лицензии на безопасность проектов и заключать новые контракты. Основным аргументом в свою пользу госкорпорация считает безопасное функционирование аналогов тех проектов, которые предлагаются заказчикам.

«Если подобный объект без перебоев работает на территории страны-застройщика, то клиент согласен на исполнение такого же проекта у себя»,

— поясняет председатель наблюдательного совета ГК «Росатом» Сергей Кириенко.

Но что если зарубежный покупатель услышит недовольные отзывы граждан, живущих по соседству с копией его запланированной АЭС? Население России, как правило, мало знакомо с современными технологиями и появившимися после аварий в Чернобыле и на Фукусиме революционными системами безопасности. Виной тому — неналаженный диалог между обществом и отраслевыми структурами. К тому же с исторической памятью спорить очень сложно. Так трагедии прошлого и бессознательная боязнь радиации становятся средствами замедления развития российской атомной отрасли на мировом рынке. Равно как и нежелание выслушать научные доказательства безопасности проектов «Росатома».

«Однако если в ход идут такие методы противодействия, это значит, что другие уже не работают, — считает Сергей Кириенко. — В каком-то смысле это можно считать комплиментом в адрес российской атомной отрасли»

ИА REGNUM